Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Краткая справка о повадках автора

1. Данный журнал принадлежит скромному любителю истории (периоды - Великая Отечественная и Гражданская Войны, Февральская и Октябрьская Революции) и содержит в основном цитаты из монографий, сборников документов, научно-популярных книг и прочая, слегка разбавленные мнением автора.
2. Автор ленив и пишет крайне редко.
3. В журнале может встречаться очень специфический юмор, а также высказывания, некомплиментарные по отношению к капитализму и/или религии.
4. Обязательного взаимного френдования автор не практикует и не ожидает применительно к себе.
5. Автор не отличается любовью к неконструктивным дискуссиям.
6. Если вы обнаружили, что автор вас заблокировал - скорее всего, вы проявили себя как неинтересный и/или неадекватный собеседник. Время, сэкономленное на чтении неинформативных комментариев, с большей пользой будет потрачено на информативные книги. Не расстраивайтесь: интернет большой, и вы наверняка найдёте себе другого собеседника.

Невыученные уроки

Прочитал на досуге книгу Джеймса Джолла "Истоки первой мировой войны". Отмечу несколько интересных моментов:

- история Германии в начале ХХ-го века даёт нам изрядный пример закручивания гаек перед войной и активной пропаганды солидаризма. Немецкую власть крайне нервировал рост влияния социал-демократов (партия эта, хоть и не имела парламентского большинства, была на тот момент самой крупной), вследствие чего офицеров обязали читать солдатам лекции с критикой социализма. Из военной среды раздавались предложения об отмене всеобщего избирательного права и запрете социал-демократической партии (иначе говоря, предлагалось именно то, что спустя 20 лет сделает Гитлер). Германские СМИ по указке своих хозяев писали о том, что "новая война мгновенно выкосит 110 социал-демократов" и "война — это единственное лекарство от существующей болезни" (подразумевая рабочее движение и социал-демократию). Не реализовались мечты правых главным образом из-за противодействия канцлера Бетман-Гольвега, который убеждал самых буйных в том, что эсдеков удастся приструнить - и что характерно, оказался прав. Хотя до политического кризиса 1914-го года социал-демократы зачастую ставили палки в колёса милитаристам, с началом войны они принялись послушно голосовать за военные кредиты;

- в 1910г. кайзер издал указ о формировании юношеской армии. Подготовка включала в себя "гимнастику, спорт, игры, экскурсии и другие физические упражнения", и должно была привить "веру в Бога, чувство Родины и любовь к Отечеству". Молодёжь пичкали сентенциями вроде: "Война прекрасна... Мы должны встречать ее мужественно, ведь лучше жить среди героев в церковных военных хрониках, чем умереть в постели безвестным";

- как и многие другие державы, Германия в начале ХХ-го века разрывалась между нуждами армии и флота. Сперва флот получил приоритет, но в 1913-м году численность армии увеличили, и пришлось принимать закон о налоге на доход. "Стоимость вооружений и экономическое напряжение германского общества были так велики, что только война, при которой все правила ортодоксального финансирования приостанавливались, спасла германское государство от банкротства";

- ни для кого не секрет, что после поражения в русско-японской войне и первой русской революции царизму понадобился капитальный ремонт, и ремонт этот был осуществлён на французские деньги. Отвлекаясь от темы, интересно заметить, что ещё до выдачи займа Максим Горький был отправлен в Европу с целью оказать давление на общественное мнение европейских стран, не позволив кредитами спасти отживший общественный строй. Однако он не преуспел: интересы банкиров перевесили поддержку со стороны Анатоля Франса и Жана Жореса. Первый заём Российская империя получила в апреле 1906-го, затем в ноябре 1913-го был выдан уже целевой заём для расширения сети российских железных дорог (что было крайне актуально в преддверии мобилизации). Во время переговоров о следующем займе в начале 1914г. французские представители настаивали на немедленном строительстве новых линий.

Слабым местом книги является её откровенная антимарскистская направленность. Автор очень старается "разоблачить" марксизм, но делает это настолько неуклюже, что хочется "обнять и плакать". Для начала пара цитат:
Collapse )

Похвала буржуазности

Сегодняшний пост будет нетипичным: в нём будет содержаться перечень сильных сторон и достижений российских буржуев (без иронии) - а также о том, что из этих достижений проистекает. И нет, я не рехнулся. Просто хочу последовать высказанному И.В. Сталиным принципу: "Чтобы строить, надо знать, надо овладеть наукой. А чтобы знать, надо учиться. Учиться упорно, терпеливо. Учиться у всех — и у врагов и у друзей, особенно у врагов. Учиться, стиснув зубы, не боясь, что враги будут смеяться над нами, над нашим невежеством, над нашей отсталостью" (с) источник.

Так чему стоило бы поучиться у российской буржуазии?
Collapse )

Сталин, Зиновьев и демократия

В публицистике и блогосфере зачастую можно встретить утверждения, что-де Сталин разгромил всю оппозицию, опираясь на контролируемый им партаппарат. Дескать, тщательно отобранные партийные чиновники обеспечивали Сталину большинство при принятии решений, а бедные, униженные (но при этом яркие и уникальные) оппозиционеры не могли забороть эту многочисленные серую массу. А трибуну для обращения к массам для распространения своих идей партия оппозиционерам, конечно же, не давала, а то бы они этому Сталину ух как показали! И ещё один занятный тезис обычно идёт в нагрузку - дескать, оппозиционеры требовали "больше демократии" (содержание данного термина предусмотрительно не раскрывается). Читателю остаётся только покачать головой, поцокать языком и возмущённо сказать "какие же мерзавцы были эти опричники из сталинской клики!" Но я предлагаю всё же не ограничиваться цоканием и рассмотреть, как происходил "разгром оппозиции" более детально, на конкретном примере зиновьевской группы в Ленинграде (время действия - начало 1926-го года).
Collapse )

История, которую мы заслужили

Ознакомился с двухтомной биографией В.М. Молотова, написанной его внуком В.А. Никоновым. Впечатления, мягко говоря, смешанные:

- уровень изложения материала и использования историографии - где-то на уровне середины 90-х, местами дословно повторяются штампы из фолк-хистори (типа Э. Радзинского);

- книга изобилует фактическими ошибками - так, М.А. Муравьев на стр. 99 первого тома назван "главкомом Красной Армии" (в действительности М.А. Муравьев был командующим Восточным Фронтом). Трудно подобрать корректные выражения для характеристики подобной небрежности;

- в повествовании о революционных событиях фактически отсутствуют рядовые трудящиеся, их активность вообще не упоминается, всё определяется взаимодействием узкого круга отдельных выдающихся личностей;

- управляемость партийной массы в революционных событиях также преувеличивается - мол, если какой-то рядовой партиец что-то делал, то наверняка он это делал по приказу центра;

- в книге присутствует ряд очень сомнительных цитат. В качества примера - цитата из Э. Бивора (у которого она дана без ссылки на что бы то ни было), который якобы цитирует Брука, который якобы цитирует Трумэна (об атомной бомбе и отношениях с СССР): "теперь мы можем сказать: если вы будете продолжать делать то или это, мы можем стереть Москву, затем Сталинград, затем Киев, затем Куйбышев, Харьков, Севастополь и так далее, и так далее". Вне зависимости от того, как мы относимся к перечисленным персоналиям, назвать эту цитату верифицированной никак нельзя, и включение её в исторический труд не выглядит оправданным решением;

- на полном серьёзе цитируется В. Суворов;

- на полном серьёзе цитируется В. Путин (это, кстати, первый случай на моей памяти, когда доктор исторических наук не стесняется вставлять в печатное издание мнение президента в качестве авторитетного по историческим вопросам);

- повторяется заплесневелый миф про "советско-германский парад" в Бресте (в 2016-м году, Карл!);

- советизация прибалтийских республик описана как проходившая "по сценарию цветных революций";

- ну и скрепы, конечно - куда без скреп, это же мейнстрим (про Великую Отечественную): "Церковь выступила как однозначно патриотическая сила, поднимавшая людей, как это было издревле, на борьбу с захватчиками". У представителей самой церкви, правда, несколько другое мнение.

Впрочем, если очистить всю шелуху, кое-что любопытное в книге тоже есть:
Collapse )

Особенности национального мифотворчества

Те, кто внимательно следит за генеральной линией отечественной пропаганды, наверняка уловили изменения, наметившиеся в подаче истории СССР. Кажется, даже до интеллектуалов из нашего министерства правды дошло, что дуболомно-прямолинейная антисоветская пропаганда (практически дословно воспроизводившая дискурс ведомства Геббельса), обливающая помоями первых лиц в государстве, работает очень ограниченно. Конечно, либералы и декоммунизаторы от неё в полном восторге, но они всё же пока не составляют большинства, а окучивать мозги нужно как можно более широким слоям населения. При этом серьёзной проблемой является необходимость сохранения 9 мая в качестве государственного праздника, и более того - "точки сборки" российского общества (заметим в скобках, что это, конечно, не от хорошей жизни: все попытки внедрить выморочные "праздники" вроде дня народного единства или дня конституции так толком и не дали результата, оставив общество равнодушным).

Такое положение вещей лишает лакеев капитала возможности прямо осудить победу СССР, табуировав всю советскую символику и запретив коммунизм а-ля прибалтийский сценарий. Подчиняясь целесообразности, буржуи вынуждены сквозь зубы восхвалять Победу, которую социалистическое государство одержало над капитализмом под руководством революционеров, атеистов и коммунистов. Это, заметим, происходит в стране, в которой официальные учебники по социологии клеймят "революционеров, политических эмигрантов и атеистов" как представителей максимально осуждаемых форм поведения.

Что? Вам кажется, что это порождает когнитивный диссонанс? Так вот вам не кажется. Взаимоисключающих параграфов накопилось так много, что даже волшебное слово "вопреки" уже не помогает. Совокупность обстоятельств подтолкнула наших творцов к необходимости конструирования нового шизофренического нарратива, представляющего не только солдат и генералов Победы, но и политических руководителей в максимально удобном виде. Если стереотипный солдат ВОВ v.2k21 должен выглядеть как православный верующий, стереотипный генерал - как чудом спасшийся невинно репрессированный гений, то политический руководитель предстаёт перед зрителем как эдакий государственник и настоящий патриот, пользующийся покровительством высших сил.

Отсюда - все эти странные на первый взгляд ходы с открытием памятника как бы создателям ядерного щита России, но с фигурой Николая Чудотворца; с мистическим образом всеведущего И.В. Сталина из фильма "Зоя"; и, наконец, с переносом на экраны байки о встрече И.В. Сталина со "старицей Матроной".

Увидим ли мы на экранах Красный Империум-1941 с усатым Богом-Императором и Живыми Святыми комсомольцами? Поживём - увидим.

История под оптическим стеклом

Порой история создаёт весьма причудливые сюжеты. В одной из заметок я уже как-то раз упоминал трудности, возникшие у Российской империи в годы Первой мировой войны из-за прекращения поставок оптического стекла для биноклей. Сегодняшний пост будет про одну из попыток России найти выход из этого кризиса, и речь пойдёт про авторские права, патриотизм буржуазии и священную корову частной собственности.

В 1915-м году секретом производства оптического стекла владели три фирмы в Англии, Франции и Германии. При этом английская промышленность удовлетворяла лишь 10% потребности собственной страны в стекле, а остальное закупала во Франции. По существу во время войны французский завод "Парра-Мантуа" оказался монополистом в сфере поставок сырого оптического стекла в союзных государствах. 10 декабря 1915 г. военный агент в Париже А.А. Игнатьев доносил: «мы, как и все союзники, находились в его [Парра] руках и принуждены были примиряться с его упорным нежеланием развить свою производительность до желательных размеров. Французское правительство само видело один исход — реквизицию, но не решалось на это, опасаясь, что обозленный Парра испортит завод и сожжет секретные рецепты».

Все переговоры российской делегации о получении заветной технологии с семейством Парра-Мантуа ни на йоту не сдвинули позицию почтенного буржуа, и тогда в дело вмешался лично французский президент Р. Паункаре, который просил учесть «критическое положение под Верденом» и помочь союзникам на Восточном фронте. Однако успешный атлант с расправленными плечами «пришел в ярость и, в ответ на призыв к патриотическим чувствам, заявил, что покончил с патриотизмом, что сын его, единственный его помощник в варке стекла, убит под Верденом и если его, старика, будут продолжать волновать такими разговорами, то он вообще будет не в состоянии варить оптическое стекло. “Так и передайте президенту” — отрезал он на прощанье и попросил гостей о выходе».

С одной стороны - налицо несомненная человеческая трагедия. С другой - потрясающий воображение эгоизм, лицемерие и жажда наживы: Парра-Мантуа ведь не стал публично выступать против войны или спонсировать антивоенное движение. Нет, он продолжил выполнять военные заказы - ведь они приносят прибыли - но отказывается поступиться коммерческой тайной, хотя это могло бы сберечь жизни солдат Антанты и приблизить победу. Но Парра-Мантуа нет дела до жизней десятков тысяч гибнущих крестьян и пролетариев, и правительство не решается его принуждать: ведь священное право частной собственности важнее общего дела. Напротив: общее дело должно служить частным собственникам, позволяя иметь космические прибыли. Рыночек, как мы понимаем, порешал, и монополисту не посоветуешь отнестись к реквизиции с пониманием.

Отличный пример того, как буржуазная якобы демократия являет миру своё подлинное лицо: оскал диктатуры буржуазии.

P.S. При написании заметки использованы материалы книги В. Поликарпова "Русская военно-промышленная политика 1914—1917".

Уроки прошлого

Иной раз в публицистике можно встретить жёсткую критику большевистской политики, которая привела к Брестскому миру. Часто достаётся Л.Д. Троцкому с его формулой "ни мира, ни войны", которая привела к отказу от переговоров и резкому ухудшению ситуации, в результате чего мир пришлось заключать на гораздо худших условиях, чем предполагалось. При этом критики забывают, каков был бэкграунд переговоров по ту сторону границы, дававший основания рассчитывать на революцию в Германии и Австро-Венгрии:

Из одного города за другим приходили сообщения о голоде и вызванных этим выступлениях протеста «Люди голодают», — в отчаянии взывал к Чернину принц-епископ Кракова; «Рацион снабжения хлебом сокращен вдвое», — телеграфировал Стазальтер из Триеста; «Запасов муки в Вене хватит только до понедельника», — сообщал по телефону венский бургомистр...

Премьер-министр Австрии доктор Сейдлер, который еще несколько недель назад уверял, что хлебных запасов хватит стране до следующего урожая, теперь телеграфировал Чернину: «Единственное место, откуда может быть оказана эффективная помощь столице империи, — это Германия, причем только в том случае, если эта помощь будет отправлена немедленно... У нас не остается выбора, как только сообщить Вашему превосходительству обо всем этом и умолять Вас обратиться к делегации Германии с просьбой принять во внимание эту непредвиденным образом возникшую критическую ситуацию, которая, если не преодолеть возникшие трудности, может привести к катастрофе». Австрийский премьер в разговоре с Чернином по телефону подчеркнул, что людей сейчас ничто так не волнует, как судьба мирных переговоров в Бресте, и что стремление к скорейшему заключению мира стремительно растет.

На самом деле эти слова были преуменьшением. Политические забастовки в Вене и окрестностях, вызванные голодом, быстро переросли в практически общенациональное движение с требованием скорейшего заключения мира. Сначала движение было стихийным и охватывало рабочих, не объединенных в профсоюзы, но оно развивалось стремительно, как огонь в прериях, и вскоре охватило и все профсоюзы, причем профсоюзные лидеры были бессильны ему помешать


Дж. Уилер-Беннет, "Брестский мир", стр. 165-166

Заодно коснусь ещё одного вопроса, касающегося дня сегодняшнего. Не буду тыкать пальцем в конкретные персоналии, но часть нашей левой публики имеет привычку осуждать пассивность народа, критиковать отсутствие острой реакции на многочисленные антисоциальные инициативы правительства. При этом как-то забывается, что для социального взрыва должна быть подготовлена почва, поскольку побудить граждан действовать могут только экстремальные условия - до которых должна довести (и неизбежно доведёт) сама буржуазная власть. В прошлый раз для активизации широких масс потребовалось четыре года мировой войны - четыре года постоянной угрозы голода, угрозы своей смерти или смерти близких (18 миллионов жертв), четыре года гниения в окопах 60 миллионов солдат во имя интересов капитала. Не надо думать, что путь к революции усыпан розами, а массы по щелчку пальцев обретут классовое сознание - осознание своих интересов будет крайне тяжёлым.

Левые "левые"

За последние несколько недель накопилось несколько новостей, касающихся условно "левой" повестки, которые хотелось бы прокомментировать. Прежде всего, конечно, обращают на себя внимание два "диссидентских" выступления от представителей буржуазии: сначала олигарх в изгнании М.Б. Ходорковский посокрушался, что в России "нет социалистов, нет партии, которая бы ставила вопрос о снижении социального неравенства", затем небезызвестный царебожник (и по совместительству немножко капиталист) К.В. Малофеев сообщил, что согласен с критикой капитализма, изложенной Марксом. Словом, левый поворот не за горами (но это не точно).

Эти сюжеты смотрелись бы иронично и сами по себе, но они были удачно дополнены ещё двумя новостями, освещающими другую сторону медали: Collapse )

Хватит кормить?...

В перестроечную эпоху общим местом были упрёки советской системе за то, что она поддерживала материально многие страны третьего мира, как вполне социалистические, так и совсем не. Дискурс этот дожил и до наших дней, и даже иные левые называют такую политику не иначе как "поддержкой лояльных режимов". Между тем суть совершенно не в этом - подлинный смысл этой политики сформулировал заведующий Индийской секцией НКИД К.М. Трояновский в брошюре, посвящённой "новой политической программе" для стран Востока (выпущенной ещё весной 1918-го года): «Не может быть социальной катастрофы на Западе до тех пор, пока он, Запад, может еще жить и обогащаться за счет Востока, пока есть еще покорный объект эксплуатации. Мы, русские революционеры и интернациональные социалисты, должны не только приветствовать революцию в Индии, но и прямо, и косвенно поддерживать её всеми силами, слиться с ней во имя борьбы с империализмом, помочь ей освободиться от ненавистного ей английского ярма и предостерегать её от не менее опасного и не менее жадного германского империализма, который вот уже известное время сильно точит свои зубы на этот лакомый кусок, дабы вместо свержения всякого ига не произошла бы лишь "перемена хозяина"».

Отобрать у капитализма кормовую базу, лишить империалистические страны возможности решать внутренние проблемы за счёт сверхэксплуатации колоний - вот в чём состоит подлинное содержание советской политики применительно к странам, которые принято было называть "развивающимися".