Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Краткая справка о повадках автора

1. Данный журнал принадлежит скромному любителю истории (периоды - Великая Отечественная и Гражданская Войны, Февральская и Октябрьская Революции) и содержит в основном цитаты из монографий, сборников документов, научно-популярных книг и прочая, слегка разбавленные мнением автора.
2. Автор ленив и пишет крайне редко.
3. В журнале может встречаться очень специфический юмор, а также высказывания, некомплиментарные по отношению к капитализму и/или религии.
4. Обязательного взаимного френдования автор не практикует и не ожидает применительно к себе.
5. Автор не отличается любовью к неконструктивным дискуссиям.
6. Если вы обнаружили, что автор вас заблокировал - скорее всего, вы проявили себя как неинтересный и/или неадекватный собеседник. Время, сэкономленное на чтении неинформативных комментариев, с большей пользой будет потрачено на информативные книги. Не расстраивайтесь: интернет большой, и вы наверняка найдёте себе другого собеседника.

Трудности представления

На заре существования серии "История сталинизма" (несмотря на сотрудничество с Мемориалом/"Фондом первого президента России Б.Н. Ельцина" и одиозное название) в её рамках были изданы некоторые отличные работы. Самые яркие примеры алмазов в куче известной субстанции - "Настроения и политические эмоции в Советской России" А. Лившина и "Безмолвная капитуляция" М. Ильмярва. Большая часть издаваемых книг, конечно, относилось к разряду самой нажористой неполживщины.

Однако рекорд неадекватности (по моим личным оценкам) поставила некая Е.А. Осокина в монографии "Золото для индустриализации. ТОРГСИН" - я её только начал читать, и уже наткнулся на прекрасное (речь в отрывке идёт про 1930-1931 года):
"Трудно представить человека, у которого не было хотя бы одной золотой безделицы, помноженные же на миллионы населения страны Советов, эти валютные россыпи составляли огромное богатство."

Признаться, прочитав это, я на некоторое время утратил не только дар речи, но и дар мысли. Очнувшись, несколько раз перечитал, пытаясь вникнуть: приняты ли здесь во внимание пролетарии и сельская беднота, а не только спекулянты и кулаки? Любопытно, что в этой же работе автор приводит статистику:
"В мае 1933 г. в городе Ленинграде бытовое золото сдали более 100 тыс. чел., в июне - 95,6 тыс., в июле 111,5 тыс. чел., а всего с мая по декабрь 1933 г. - более 700 тыс. чел. По численности это составляло более четверти всех живших в городе в тот год."

То есть во второй столице страны (по умолчанию живущей сильно богаче, чем "в среднем по стране", не говоря уж про деревню) Союза в голодный год примерно четверть населения нашла, что продать. [Тут ещё большой вопрос, 700 тысяч - это количество обслуженных граждан, или количество уникальных посетителей? Из фрагмента это не ясно, а ведь ничто не мешало людям посещать Торгсин больше одного раза.] И при этом автору "трудно представить" людей, у которых нет "золотых безделиц" (можно было бы, кстати, мою фотографию ей выслать - у меня золота нет и никогда не было).

Продолжаю увлекательное чтение.

За спиной каждого великого мужчины стоит великая женщина...

...и бубнит, что никакой он не великий и вообще болван (с)

30 мая 1923-го года нарком внешней торговли Л.Б. Красин, находясь в Лондоне с целью урегулирования дипломатического кризиса, последовавшего за известным "ультиматумом Керзона", писал жене:
"Сколько здесь пробуду, еще неизвестно, если дело урегулируется без разрыва с Англией, то, вероятно, около 15 июня уже буду ехать обратно в Москву. В общем, я отлично сделал, что полетел тогда, это спасло все положение, и мне даже в Форин офис это прямо так и говорят. А ты вот надо мной смеешься и, подобно Литвинову, не желаешь моих дипломатических талантов признавать..."
Е. Сергеев, "Большевики и англичане. Советско-британские отношения, 1918—1924 гг.", стр. 459

О переменчивом искусстве: Лаоссон как инверсия Михалкова

В январе 1952-го года эстонский писатель Мартин Рауд написал письмо лично Сталину, указав на нездоровую атмосферу в писательской среде Эстонии, и травлю некоторых литераторов. Под огонь критики попали председатель президиума Верховного совета Эстонской ССР и председатель Союза советских писателей Эстонии А. Якобсон на пару с начальником управления по делам искусств ЭССР М. Лаоссоном. Рауд, копая на полный штык, вытащил на суд общественности ранние труды этих граждан, написанные в период независимости Эстонии. В этих трудах чего только не было:

  • пафосное обличение коммунизма: "Коммунизм прогнал все духовное из мира, превратил его в мертвую, в страшную бессмысленную машину, он превратил и унизил и человеческую душу в пустое отражение материальных про­цессов, он отрицает религию, ненавидит фантазию, терпит мораль только в ее наиболее грубой форме, ликвидирует личность и самобытность в общую нивелирующую мас­су";

  • уравнивание коммунизма и фашизма: "Коммунизм отличается от фашизма только тем, что опорой коммунизма является только один класс - пролетариат, опорой фашизма же являются все классы";

  • оскорбления лично в адрес И.В. Сталина: "убийца... настоящий убийца".


Как вы думаете, что сказали партийные чины из центра в ответ на такой срыв покровов?
Collapse )

Я пришел сказать вам, что я ваш

Пару слов о красном контр-адмирале:
В качестве эксперта В.М. Альтфатер участвовал в мирных переговорах с немцами в Брест-Литовске. Там он написал, обращаясь к главе советской делегации А.А. Иоффе: «Я служил до сих пор только потому, что считал необходимым быть полезным России там, где могу, и так, как могу. Но я не знал вас и не верил вам. Я и теперь еще многого не понимаю в вашей политике, но я убедился... что вы любите Россию больше многих из наших. И теперь я пришел сказать вам, что я ваш.»
К.Б. Назаренко, "Флот, революция и власть в России. 1917-1921", стр. 235


Слева направо: В.В. Липский, Л.Д. Троцкий, В.М. Альтфатер, Л.Б. Каменев в Брест-Литовске (источник со ссылкой на РГВА. Фонд 603к. Опись 1 Дело 364 Лист 23)

Три четверти аршина хватит всем

Нашёл прелюбопытную работу 1903 года, повествующую о нелёгких реалиях жизни дореволюционных рабочих. Непонятно, кстати, зачем люди читают какого-нибудь Стивена Кинга, когда есть вот это:
В этой квартире помещается 26 чел. (25 муж., 1 жен.). Мужчины спят на нарах, устроенных около трех стен. Ширина нар равняется 201,5 аршин, а длина 2,75 арш. Следовательно, на каждого приходится приблизительно три четверти аршина ширины (приблизительно 53см - прим. laertan). Это пространство настолько мало, что спящие должны плотно лежать друг около друга, чтобы иметь возможность уместиться. И в таком положении должны спать 25 чел., утомленных тяжелым трудом! На каждого приходится около половины куб. и квадр. саж. Квартира содержится грязно. Стены и потолок носят следы сырости.
...
Квартира помещается в первом этаже деревянного, грязно содержимого дома, состоит из двух комнат и кухни. Кухня разгорожена перегородкой, не доходящей до потолка, на столовую и кухню. Ход через кухню из сеней. Общее простое отхожее место на дворе. Воду носит дворник из водопровода, хранится в квартире в кадках. Стены и потолок носят следы сырости. В квартире шесть окон, из которых два выходят в коридор к отхожему месту. Освещение недостаточное. Две русских и одна круглая печь. Одна форточка и два вентилятора. В каждой комнате помещается по десяти человек. На каждого приходится половина кубической и половина квадратной сажени. В комнатах две кровати и нары. На каждой кровати спят по два человека, а на нарах приходится 15—18 вершков ширины на каждого. Вторая квартира отличается от первой тем, что расположена около отхожего места, к которому выходят окна. Следовательно, в эту квартиру могут беспрепятственно проникать миазмы и заражать комнатный воздух. Очевидно, домовладелец не мог найти у себя худшей квартиры для помещения своей артели.
М.И. Покровская, "По подвалам, чердакам и угловым квартирам Петербурга", стр. 12-14 (отредактировал текст, изменив орфографию на современную)
Collapse )
Ну а в целом - когда альтернативно одарённые начинают завывать про ужасы коммунальных квартир или хрущёвок, это верный признак того, что люди просто ничего не знают о жилищно-бытовых условиях подавляющего большинства населения России Которую Мы Потеряли, и о том, с каких стартовых условий начинали большевики. После этого ада люди даже бараки воспринимали, как нечто вполне приличное.

"Господи, мы на дне!"

Помните недавний скандал имени Дмитрия Быкова, когда творец бестрепетно сообщил о намерении написать биографию А.А. Власова в серии ЖЗЛ? Общественность страшно возбурлила, вознегодовала, поэту на следующем эфире пришлось говорить, что его не так поняли, он не это имел ввиду, вот это вот всё.

А сегодня я наткнулся на это:

Не поверил, погуглил - эти книги действительно есть, и они действительно вышли в серии ЖЗЛ. И теперь, в общем, не очень понятно даже, в чём претензия к Быкову? Среди этих достойных граждан отлично будут смотреться и А.А. Власов, да и сам Адольф Алоизыч.

Калинин - это вам не Тверь какая-нибудь

Дочитал "Сражение за Калинин. Хроника нетипичной обороны" за авторством М. Фоменко. Описана крайне динамичная операция при фактическом отсутствии сплошного фронта. Драматических эпизодов хватает: тут вам и штурм города, и рейд советской танковой бригады по тылам противника, и полуокружение вырвавшейся вперёд немецкой боевой группы (с последующим отходом), и попытки отбить город со стороны советских частей.
Достойная работа, рекомендую.

Ну и просто впечатляющий эпизод:Collapse )

Необоснованное разделение

«Рабочая аристократия» состояла в основном из типографских рабочих и довольно тонкого слоя квалифицированных рабочих на государственных заводах, включая рабочих-старожилов, проживавших в отдаленных пригородах и владевших участком и домом.
Наравне с остальными квалифицированными рабочими печатники были урбанизированы и практически поголовно грамотны. Их работа требовала существенных интеллектуальных навыков, и они зарабатывали более или менее наравне с квалифицированными металлистами. Не какое-то привилегированное материальное положение, а специфика их профессии порождала в них чувство родства с интеллигенцией, а через интеллигенцию с теми, кого меньшевики называли «живыми силами общества» – т.е. либеральными элементами цензового общества. В своем большинстве типографские рабочие шли за меньшевиками, за исключением краткого периода после Октябрьской революции.
Работа наборщика того периода имела значительное интеллектуальное содержание, поскольку рукописи зачастую сдавались в ненапечатанном виде, и требовалось, по крайней мере, базовое понимание текста для работы с достаточной скоростью и точностью. Кроме того, непрерывная работа с материалами в лучшем случае либеральной, а в худшем реакционной ориентации не могла не оставлять следы в сознании этих трудящихся. Также наборщики имели непосредственные контакты с образованным обществом. Автор истории Петербургского профсоюза работников печатного дела пишет, что «наборщики, особенно работающие на периодических изданиях, находились в непосредственном соприкосновении с журналистами, сотрудниками, которые, посещая наборную, никогда не отказывали в просимых разъяснениях (понятно, под своим углом зрения)».
Типографские рабочие были склонны считать себя в некоторой степени выше остальных рабочих. До революции 1905 г. они часто называли себя не "рабочими", а "тружениками", что звучало для них более интеллигентно, а иногда даже "свободными художниками графического искусства", "литературными кузнецами", "командирами свинцовой армии"; а свои типографии - "храмами искусства".

Давид Мандель, «Петроградские рабочие в революциях 1917 года», стр. 49

Как видно, попытки выделить так называемый "когнитариат" из общей массы трудящихся были задолго до изобретения самого термина. История "рабочей аристократии", однако, не являет нам каких-то невиданных свершений - рабочие из этой среды вовсе не оказались более сознательными, чем прочие, и не стали авангардом прогресса. Интеллектуальная деятельность, увы, не гарантирует развитого классового сознания.

Переоценённость литературы

А.С. Панарин пишет: "Юноши и девушки, усвоившие грамотность в первом поколении, стали читать Пушкина, Толстого, Достоевского - уровень, на Западе относимый к элитарному... Нация совершила прорыв к родной классике, воспользовавшись всеми возможностями нового идеологического строя: его массовыми библиотеками, массовыми тиражами книг, массовыми формами культуры, клубами и центрами самодеятельности. Если сравнить это с типичным чтивом американского массового "потребителя культуры", контраст будет потрясающим... После этого трудно однозначно отвечать на вопрос, кто действительно создал новую национальную общность - советский народ: массово тиражируемая новая марксистская идеология или не менее массово тиражируемая и вдохновенно читаемая литературная классика".
С.Г. Кара-Мурза, "1917. Февраль <-> Октябрь. Две революции - два проекта", стр. 356

Признаюсь честно: сколько слышу эти вдохновенные филиппики про необычайно благотворное влияние классики - столько удивляюсь до глубины существа. В процитированном фрагменте, впрочем, эта нелепица доведена до абсурда. Невозможно отрицать, что литература составляет важную часть формируемого мировоззрения любой личности. Но взятая отдельно литература, как бы прекрасна она не была, не формирует наций. Классика остаётся одной и той же на протяжении веков, её массив может быть положен в основание как прекрасного дворца будущего и прогресса, так и мрачной пирамиды для ритуальных жертвоприношений.

Сто лет назад полуграмотные рабочие и крестьяне, не читавшие ни Толстого, ни Пушкина, отчего-то свергли диктат царизма, а следом и тех буржуев, что пришли ему на смену - и мрачная брутальность их деяний дала мировому социальному прогрессу больше, чем когда-либо могут надеяться дать все учёные книжники и библиотеки мира.

А современный российский режим, порождение угнетения и криминала, создан руками новых воров-буржуев, которые в школьные годы изучали Толстого и Пушкина. Миллионы других людей, также воспитанных на Чехове и Достоевском, повелись на банальную обманку капитализма, как сопливые дети, и сегодня влачат покорное и униженное существование, забыв про все мечты о светлом будущем, будто их и не было. Весь пыльный литературный багаж, да и в целом всё "лучшее в мире советское образование" оказалось абсолютно бесполезным в борьбе с главным врагом трудящихся. На фоне этого восторги по поводу огромного влияния литературы на нациестроительство выглядят глупо до невозможности.