Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Страсти по флагам и национальный вопрос

На Черном море осенью 1917 года главную угрозу Андреевскому флагу представляли не красные флаги, а символы украинского национального движения... 23 июня в Николаеве был завершен ремонт линейного корабля «Воля». Однако переход в Севастополь, на главную базу флота, все откладывался: команда, состоявшая в значительной степени из матросов украинцев, требовала поднятия национального украинского флага, а командующий флотом ей в этом отказывал. Моряки «Воли» упорно держали украинский флаг, а командующий не санкционировал выход корабля из Николаева. В конце концов был поднят Андреевский флаг, и 4 июля линкор прибыл в Севастополь. Впрочем, во время этого перехода «Воля» представляла собой весьма живописную картину: каждая боевая часть подняла флаги, свидетельствующие о политической ориентации моряков — красные, украинские, черные анархистские...
Ситуация вокруг флагов на Черном море вновь обострилась в октябре, когда Украинский войсковой комитет в Севастополе обратился к Центрофлоту и Центральному комитету Черноморского флота с просьбой оповестить все военные суда на Черном море о поднятии с церемонией на один день, 12 октября, украинского национального флага. Таким образом предполагалось отпраздновать «украинизацию» на Балтике крейсера «Светлана», а также принятие Центральной Радой в Киеве правительственной декларации... Решение Центрального комитета Черноморского флота гласило: «...Идя навстречу проявлению всякого национального чувства, приветствуя украинский комитет, [Центральный комитет] просит всех товарищей моряков Черноморского флота присоединиться к желанию Черноморского украинского комитета. Флаги надлежит поднять на стеньге»...
Данный приказ был выполнен: 12 октября все суда Черноморского флота подняли на стеньгах украинские национальные флаги. Но этот праздник солидарности с национальным движением Украины привел к серьезным инцидентам. Команда миноносца «Завидный» подняла украинский флаг и на гафеле вместо российского военно-морского флага, выразив при этом пожелание, «чтобы украинский флаг остался навсегда вместо Андреевского». На некоторых же других кораблях матросы-украинцы отказались спустить национальный флаг с мачт, желая постоянно держать его «до Учредительного собрания»... В этой атмосфере шел процесс «украинизации» некоторых кораблей флота. При этом многие матросы иной национальности списывались с кораблей, что фактически выводило суда из строя. Атмосфера накалялась, к тому же другие корабли поднимали в это время красные флаги взамен Андреевского... Депутаты большевики, естественно, отстаивали красный флаг: «Об украинизации флота говорить не приходится, так как после победы Советской власти все будут объединены под красным флагом и лозунгом “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”»... Многие моряки полагали, что наднациональный красный флаг поможет сохранить единство флота, от них звучали предложения, чтобы «украинский и Андреевский флаги заменить знаменем труда». 14 ноября была, например, оглашена резолюция команды Черноморского флотского полуэкипажа, постановившего «как Андреевский, так и украинский флаги спустить и поднять один всенациональный революционный красный флаг без надписи».
Колоницкий Б.И., "Символы власти и борьбы за власть", стр. 117-123

Национальный конфликт, я замечу, начал набирать обороты ещё до Октябрьской Революции. К слову, на днях случайно соприкоснулся в интернетах с творчеством душевнобольных в жанре "большевики создали Украину и украинцев". Понятно, что подобные агитки слеплены по дендрофекальному принципу в угоду сиюминутной конъюнктуре. Однако появление их симптоматично - действительно в наше время очень часто трактуют последовавшую в 1920-е политику коренизации как ошибочную. Что же предлагают в качестве альтернативы?
Collapse )

Эвакуация

Опыт русско-японской войны нас кое-чему научил. Не верилось, что война начнётся с дипломатических тонкостей, а поэтому полкам было приказано двигаться с охранением. Отдав распоряжения, мы разъехались по своим местам...
Одно было несомненно: нужно эвакуировать семьи офицеров в глубь страны. Доложив об этом начальнику дивизии и получив его согласие, я тотчас же разослал распоряжения полкам, а из штаба дивизии командировал в Ченстохов второго старшего адъютанта, чтобы тот организовал выезд семей офицеров...
Из города постепенно уезжали русские гражданские чиновники с семьями, банк вывозил ценности, эвакуировались семьи офицеров 14-й кавалерийской дивизии, 7-го стрелкового полка и пограничников.
Б.М. Шапошников, "Воспоминания. Военно-научные труды", стр. 234-235

В представленном отрывке речь идёт о событиях в июле 1914-го года, в преддверии Первой Мировой Войны.

Давным-давно был (а может, есть и сейчас) известный в узких кругах фолк-историк М. Солонин, который яростно бичевал "пороки" сталинской системы. Одним из "пороков" была объявлена эвакуация семей комсостава и партийных деятелей (локальный мем "дама с фикусом"). Это-де породило тотальное бегство Красной Армии, которая не желала сражаться за преступный сталинский режим, трусливых комиссаров и кровавую гэбню (про то, как оценивали боеспособность РККА сами немцы, можно прочитать тут [мемуарные источники] и тут [документы]). Как часто бывает с антисоветчиками, большая часть их претензий к советской власти проистекает от глубокого невежества. Если не знать про историю войн вообще ничего, вместо самообразования занимаясь сосанием пальца, действительно, можно нечаянно высосать какую-нибудь "глубокую" теорию, объясняющую всё на свете. Испытываешь даже какой-то испанский стыд, когда деятель на полном серьёзе пытается представить некое явление как уникальное, присущее только советской системе, в то время как на самом дел оно настолько обыденное, что, по большому счёту, яйца выеденного не стоит. Естественно, у эвакуации образца 1941-го были и особенности, обусловленные внезапностью начала боевых действий, местами породившей панику и неразбериху.

Вспышка справа

В последнее время в медийном пространстве часто слышны призывы к народу - сплотиться, забыть разногласия, думать прежде всего о противостоянии внешнему врагу, о благе абстрактной родины. Даже высокопоставленные чиновники позволяют себе прямые призывы к "солидаризму". Такая повестка и связанная с ней риторика возникает в нашей стране вовсе не впервые, и перспектива углубления крена вправо заставляет повнимательнее присмотреться к историческим примерам - и самый очевидный из них это, конечно же, корниловский мятеж. Надо сказать, что фигура Лавра Георгиевича Корнилова ныне не слишком востребована, гораздо активнее используют образ А.В. Колчака или А.И. Деникина. Между тем пальма первенства в Белом Деле, безусловно, принадлежит Л.Г. Корнилову. Любопытной представляется стилистика и содержание воззваний генерала: "Истинный сын Народа Русского всегда погибает на своем посту и несет в жертву Родине самое большое, что он имеет, — свою жизнь" или "В то же время по самым достоверным сведениям в Петрограде готовилось вооруженное выступление большевиков. Имелись определенные указания на то, что они намереваются захватить власть в свои руки, хотя и на несколько дней, и, объявив перемирие... погубить Россию. Что подобное намерение со стороны большевиков и некоторых безответственных организаций являлось вполне вероятным, подтверждается и тем, что в составе их, как то с несомненностью доказано, имеется большое число предателей и шпионов, работающих в пользу Германии на немецкие же деньги." Поменять в текстах Германию на сегодняшних недругов - и будет неотличимо от нынешних патриотических лозунгов, даже странно, что Корнилова пока не слишком активно поднимают на щит (хотя памятник ему, конечно же, поставили). По вышеизложенным причинам представляется актуальной задача анализа первой попытки правого переворота в нашей стране, имевшей место в августе 1917-го года - не в смысле написания полномасштабного исследования (эта задача чересчур амбициозна для поста в ЖЖ), а лишь для оценки той среды, в которой был популярен этот самый переворот. Чего хотели граждане, выступившие сначала против Советов, а потом и против Временного Правительства? В чём была их мотивация, какие характерные особенности мышления обуславливали гражданский конфликт? Что помешало им осуществить свои намерения?
Collapse )

О Варшавском восстании (длиннотекст)

Перво-наперво нужно заметить, что актуальность данной темы, как ни странно, с годами не снижается. В 2017-м году г-н Д. Трамп во время визита в Польшу сообщил: «Летом 1944 года нацистская и советская армии готовились к ужасной и кровавой битве прямо здесь, в Варшаве. Среди этого ада на земле граждане Польши поднялись, чтобы защитить свою родину... Более 150 тыс. поляков погибли во время этой отчаянной борьбы за свержение угнетения... С другой стороны реки советские вооруженные силы остановились и ждали. Они наблюдали, как нацисты безжалостно уничтожали город, злобно убивая мужчин, женщин и детей». (ссылка)

Политики - люди громкой фразы, требовать от них ссылок на источники в общем-то бесполезно. Но если уж в решении актуальных международных вопросов поднимают из могил призраки участников Варшавского восстания, неплохо бы разобраться в этом событии, и в роли советской стороны, благо документы по теме богато опубликованы.

Остановимся ненадолго на историческом контексте советско-польских отношений. После поражения в 1939-м буржуазное руководство Польши, бежавшее из своей страны в Румынию, последовательно переехало во Францию, а после её поражения - в Великобританию. В 1939-м году эмигрантами была издана "Анжерская декларация", в рамках которой Германия расценивалась как главный противник Польши, но констатировалось "де-факто" действующее состояние войны с СССР. После начала Великой Отечественной Войны дипломатические отношения между польским эмигрантским правительством и Советами были восстановлены, 30 июля 1941 г. подписан договор, помимо прочего, содержащий пункт: "Оба правительства взаимно обязуются оказывать друг другу всякого рода помощь и поддержку в настоящей войне против гитлеровской Германии." Идя дальше, 4 декабря 1941 г. стороны подписали декларацию о дружбе и взаимной помощи, пункт 2 которой гласил: «Осуществляя договор, заключенный 30 июля 1941 г., оба правительства окажут друг другу во время войны полную военную помощь, а войска Польской Республики, расположенные на территории Советского Союза, будут вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками». В самом деле, в 1941-1942-х годах на территории Советского Союза из польского контингента была сформирована так называемая армия Андерса - несколько дивизий, вооружённых и обмундированных на деньги союзников (в частности, СССР истратил на эти цели около 69 млн. рублей, тысячи винтовок, тонны продовольствия - в самые страшные для нашей страны месяцы). При этом на просьбы советской стороны об отправке этих войск на советско-германский фронт поляки последовательно давали крючкотворские ответы, под надуманными предлогами отказываясь помогать советским частям. Закончилась эта печальная клоунада тем, что в июле-сентябре 1942 года армия Андерса в количестве ~75 тыс. солдат и офицеров была переброшена в Иран (поскольку там тепло и не стреляют - а значит, Родину освобождать намного сподручнее). В апреле 1943 г. поляки поддержали немецкую версию событий в Катыни, в связи с чем советской стороной были разорваны дипломатические отношения с эмигрантским правительством. В октябре 1943 г. генерал Коморовский (будущий военный руководитель восстания) заявлял: "Мы не можем допустить до восстания в то время, когда Германия всё ещё держит Восточный фронт и защищает нас с той стороны. В данном случае ослабление Германии как раз не в наших интересах. Кроме того, я вижу угрозу в лице России… Чем дальше находится русская армия, тем лучше для нас. Из этого вытекает логическое заключение, что мы не можем вызвать восстание против Германии до тех пор, пока она держит русский фронт, а тем самым и русских вдали от нас. Кроме того, мы должны быть подготовлены к тому, чтобы оказать вооружённое сопротивление русским войскам, выступающим на территорию Польши". В соответствии с описанной парадигмой был составлен план "Буря", предусматривающий захват крупных населённых пунктов в момент отступления из них немцев, но до прихода Красной Армии. В январе 1944 г. АК предприняла первую попытку реализовать план "Буря": 27-й Волынской дивизии пехоты АК (6,5 тыс. бойцов) было приказано, «как бы опережая советские войска», занять Ковель и Владимир-Волынский. После того как польские войска вступили в контакт с советскими, Ставка ВГК допустила боевое сотрудничество с ними на условиях военного подчинения польской дивизии советскому командованию: «Двоевластия в военном деле быть не может. Дивизия может иметь связь с кем угодно, Соснковским или с кем другим, но в своих действиях она должна подчиняться приказам Красной Армии». Командование АК на это не согласилось, сотрудничество было отвергнуто, а 27-я Волынская дивизия по большей части оказалась разбита в боях с немцами. В дальнейшем отряды Армии Крайовой разоружались частями Красной Армии. И вот в конце июля части 2-й Танковой армии подходят к Варшаве...
Collapse )

Немцы - о своих подручных

Ни для кого не секрет, что в наше время пышно цветёт апологетика коллаборационистского движения времён Великой Отечественной. Не только на Украине вздыхают по УПА, не только в Прибалтике чествуют карателей - у нас немало "своих" любителей спеть о "хэроях" РОА, написать диссертацию про "социальный протест" Власова, поставить памятник П.Н. Краснову, или на худой конец, поупражняться в славословии в адрес "хозяина Брянских лесов" Б.В. Каминского и его "Локотской республики".

Если вдруг кто случайно не в курсе, о ком вообще речь - вкратце: Бронислав Владиславович Каминский, полуполяк-полунемец (фольксдойче), гражданин Советского Союза, исключён из партии, репрессирован в 1937-м (к великому сожалению не расстрелян, а всего лишь сослан), до войны был агентом НКВД, в 1941-м в связи с истечением срока наказания покинул ссылку и переехал в посёлок Локоть Брянской области. Во время войны на пару с подельником К.П. Воскобойником предложил свои услуги немецким оккупантам, со временем стал бургомистром, организовал и возглавил бригаду РОНА (Русская Освободительная Народная Армия), занимавшуюся карательными акциями/борьбой с партизанами. В 1943-м вместе с немецкими войсками подразделение было эвакуировано, и вплоть до июня 1944 года занималось борьбой с партизанами в Белоруссии. В августе 1944 года был отдан приказ о переформировании соединения в 29-ю ваффен-гренадерскую дивизию СС, часть личного состава была задействована в подавлении Варшавского восстания.

Вот о последнем и пойдёт речь, пара выдержек из документов:
Ценность боевого применения бригады Каминского кажется весьма сомнительной по своей природе. Люди из бригады занимаются грабежами и мародерством, насилуют женщин и девушек, чем вызывают цепенящий страх у местного населения. О ценности боевого применения других украинских частей имеются также различные мнения. Они также занимаются грабежами и неоднократно позволяли уйти бандитам, получая взятки золотом и украшениями.
Фрагмент документа "Телеграфное сообщение главного управления пропаганды Германии г. Кракова статс-секретарю Науманну о ситуации в г. Варшаве во время восстания и потерях среди повстанцев и мирных граждан" от 21 августа 1944 г. из сборника "Советский Союз и польское военно-политическое подполье. Том 2. Часть 1. Варшавское восстание, июнь-ноябрь 1944", стр. 240
Collapse )

Крым 1941-1944: соотношение сил и потери

Перечитал заново отличную работу, посвящённую боевым действиям в Крыму в годы Великой Отечественной Войны и с удивлением обнаружил, что в прошлый раз ничего толком не написал про впечатления в блог. Отмечу основное:
Одним из распространённых заблуждений относительно событий мая 1942 г. в Крыму является убеждённость в количественном превосходстве советских войск над ударной группировкой немцев. Оно является следствием некритичной оценки данных Э. фон Манштейна, написавшего в мемуарах о проведении наступления «при соотношении сил 2.1 в пользу противника». Сегодня у нас есть возможность обратиться к документам и не домысливать вместе с Манштейном «орды монголов». Как известно, к началу решающего сражения за Керченский полуостров Крымский фронт (с частью сил ЧФ и Азовской флотилии) насчитывал 249800 человек. В свою очередь, 11-я армия на 2 мая 1942 г. в расчете на число «едоков» насчитывала 232549 (243760 на 11 мая) военнослужащих в армейских частях и соединениях, 24 (25) тыс. человек персонала Люфтваффе, 2 тыс. человек из Кригсмарине и 94,6 (95) тыс. человек румынских войск. В сумме это давало свыше 350 тыс. человек общей численности армии Манштейна. Помимо этого ей подчинялись несколько тысяч человек персонала Имперских железных дорог, СД, Организации Тодта в Крыму и 9,3 тыс. человек коллаборационистов, обозначенных в немецком донесении как «татары». В любом случае о сколь-нибудь весомом численном превосходстве Крымского фронта над нацеленными на него войсками Манштейна не было и речи.
А. Исаев, Н. Глухарев, О. Романько, Д. Хазанов "Битва за Крым. 1941-1944", стр. 311

Практические случаи воплощения знаменитого "воевать не числом, а уменьем" на поверку подозрительно часто оказываются результатом не чьего-то тактического гения, а неумеренных приписок. 1,4:1 в свою пользу росчерком пера "превратить" в 1:2 не в свою пользу - это успех, невероятная достоверность мемуарной литературы традиционно радует. С техникой, что характерно, немцы тоже не подкачали:Collapse )

Танковая промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны

Дочитал одну из лучших книг, посвящённых военному периоду, за авторством А.Ю. Ермолова. В книге рассмотрено развитие танковой промышленности под чутким патронажем Народного Комиссариата Танковой Промышленности с анализом всех важнейших аспектов: эвакуации заводов, организации производства, решения проблем снабжения, модернизации производства, удешевления технологии производства, движения рационализаторов. Автор не ограничивается рассмотрением исторических процессов, но и даёт прогнозы по будущей модернизации российской промышленности, что немаловажно. Возможно, позже напишу развёрнутый пост, пока для затравки пара цитат.

Первый момент:
Несмотря на свою остроту, к лету 1942 года кризисная ситуация была всё-таки преодолена. Система управления советской экономикой сумела восстановиться. Более того, были достигнуты крупные успехи в деле налаживания военного производства. Решающую роль сыграло то, что в критический момент руководство среднего звена, в первую очередь директора предприятий, действовали решительно и инициативно. Они проявили свою способность самостоятельно принимать правильные решения. Все их действия были направлены на решение главной задачи – налаживание военного производства. Положительную роль сыграло то, что советская система управления, по крайней мере в этот период своего существования, в большей степени была основана на личной инициативе работников руководящего аппарата, чем на инструкциях, спускаемых сверху, и была ориентирована в первую очередь на достижение конкретных результатов, а не на формальное выполнение распоряжений. В кризисной ситуации сдерживающая сила и без того недостаточно сильной бюрократической дисциплины окончательно ослабла, и свобода действий каждого отдельного руководителя возросла. Фактически он начинал действовать, принимая решения на свой страх и риск, исходя из своих собственных представлений о целесообразности. В этих условиях решающим становилось то, на что будет в своих решениях ориентироваться тот или иной руководитель, эффективно контролировать действия которого уже невозможно. В условиях предоставленной им ситуацией широкой свободы действий руководители советской промышленности разного уровня принимали решения, ориентируясь в конечном счёте на благо страны, а более конкретно – на организацию эффективной военной экономики, и именно это позволило выйти из кризиса.
Указанное сочинение, стр. 151

Да-да, вы не ошиблись, это та самая знаменитая сталинская система террора с программой "всё включено": тоталитаризм, страх репрессий, централизм системы и безынициативность исполнителей.

Второй момент. Ранее я писал, как кучеряво работала промышленность в Российской Империи в сравнении с другими европейскими державами. Полезно сопоставить это с результатом социалистического эксперимента, который, как известно, был ужасно неэффективен:Collapse )

"Герои"-разведчики

В продолжение прошлой темы.

После Октябрьской революции - с декабря 1917 года по апрель 1918 года - П.Ф. Рябиков исполнял должность 2-го генерал-квартирмейстера ГУГШ.
Заступив в эту должность, он, прежде всего, отправил шифрованные телеграммы всем военным атташе с призывом продолжать работу. Поступившие ответы в большинстве своём были отрицательными - военные атташе не желали сотрудничать с советской властью. Тем не менее генерал скрыл ответы от комиссара и продолжал руководить разведкой...
Полковник А.В. Станиславский фактически перешёл на службу во французскую разведку (2-е бюро Генштаба Франции), за что позднее получил орден Почётного легиона. В то же время среди рядовых сотрудников нашёлся чиновник, который выкрал телеграммы военных атташе из шифровальной части и передал их большевикам. В результате этого инцидента новое правительство приняло решение об отзыве военных атташе - из Швеции, Дании, Англии, Италии и Японии. Большевики хотели назначить на эти посты своих людей, но генерал Н.П. Потапов отговорил их, предложив свои кандидатуры из числа "опытных" представителей ГУГШ. Разумеется, большая часть протеже Н.П. Потапова пошла по пути своих предшественников и вскоре изменила советской власти.
Н. Кирмель, "Спецслужбы белого движения. 1918-1922. Разведка", стр. 165-166

Офицеры-предатели

В массовом сознании бытует представление о Гражданской Войне, как о войне прежде всего классовой. Это верно передаёт суть явления, но создаёт не вполне корректное представление о степени вовлечённости "бывших" слоёв общества в строительства новой Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Отчасти этому способствовала политика времён советской власти, когда массовое участие бывших генералов в военном строительстве старались особенно не выпячивать. Средний человек, таким образом, довольно туманно представляет себе "процентное содержание" офицеров царской армии в РККА. Между тем через Красную Армию прошло ориентировочно 100 тысяч офицеров, через белые армии - от 110 до 130 тысяч офицеров, и до 30 тысяч офицеров прошли через национальные армии (здесь и далее в основном использованы материалы книги А.В. Ганина "Повседневная жизнь генштабистов при Ленине и Троцком").

Однако нельзя сказать, что сотрудничество военспецов с большевиками было безоблачным и ничем не омрачённым. Крайне специфичен опыт, полученный коммунистами при попытке поставить на службу государству глубоко классово чуждых людей:

  • В июле 1918 г. командующий 3-й армией Восточного фронта, бывший генерал-майор Б.П. Богословский вместе с частью штаба перешёл на сторону белых.
  • В июле 1918 г. командующий Восточным фронтом, бывший подполковник М.А. Муравьёв, поднял мятеж, чрезвычайно дорого обошедшийся Советской власти.
  • В июле 1918 г. командующий 2-й армией бывший подполковник Ф.Е. Махин при приближении чехов умышленно рассредоточил свои силы, после чего, получив важные документы, перешёл на сторону интервентов и передал им захваченные документы.
  • В августе 1918 г. дезертировала целая группа военспецов, прибывших в Пермь на укомплектование формирующейся дивизии: начальник штаба Пермской дивизии генштабист А.А. Сандецкий, его помощник Н.П. Альбокринов, командир 5-го Пермского полка Н.Н. Трухин, а также В.С. Александровский, В.А. Бек, А.Н. Быков, П.Е. де-Бур и К.В. Паас.
  • В августе 1918 г. Советскую власть и заодно родину предали бывший полковник М.М. Костевич, бывший контр-адмирал Н.Э. Викорст (и ряд других офицеров), находясь в преступном сговоре с английскими интервентами, оказали им содействие в оккупации Архангельска.
  • В сентябре 1918 г. перешёл на сторону белых И.Г. Пехливанов, инспектор формирований 2-й инспекции Северного участка отрядов завесы.
  • В октябре 1918 г. поднял мятеж бывший подъесаул И.Л. Сорокин, командующий 11-й армией.
  • В мае 1919 года поднимает мятеж бывший штабс-капитан Н.А. Григорьев, командующий 6-й Украинской с.д.
  • Летом 1919 г. на сторону белых перешёл командир 2-й бригады 35-й с.д. РККА бывший полковник В.В. Котомин.
  • В июне 1919 г. бежал к белым командующий 9-й армией бывший полковник Н.Д. Всеволодов.
  • В июле 1919 г. поднял восстание командующий 9-й кавалерийской дивизией бывший подпоручик А.В. Сапожков.
  • Начальник штаба группы войск Сумского направления бывший подполковник А.И. Парв сумел саботировать операции красных. Благодаря этому белые 28 июля 1919 г. взяли Полтаву, при этом сам А.И. Парв уехал в командировку в Киев, где и скрывался до прихода белых.
  • Бывший подполковник А. А. Лауриц, служивший начальником штаба 55-й с.д., в период успешного развития наступления Деникина Москву (октябрь 1919 г.), отправившись со взводом красноармейцев на разведку, перешел к белым. Причём он поделился с братьями по классу важнейшими данными о положении частей РККА в районе Орла.
  • В 1919 г. совершили групповой побег генштабисты, находившиеся на госпитальном лечении в Петрограде (Н.Н. Долинский, Н.И. Дроздовский, П.П. Каньшин, М.Н. Суворов).
  • В июне 1919 г. при эвакуации Екатеринослава в городе остался практически весь штаб 14-й армии, включая трех выпускников и слушателей академии: начальника штаба С. И. Шкляр-Олексюка, начальника оперативного отдела А. Н. Ягоду и состоявшего для поручений при командарме К.Е. Ворошилове Б.Ф. Черниговского-Сокола.
  • В августе 1919 г. в Киеве на сторону белых организованно перешла целая группа ответственных работников штаба 12-й советской армии. Наиболее высокопоставленными перебежчиками в составе группы из штаба 12-й армии были начальник военных сообщений 12-й армии генерал-майор С.М. Языков и его помощник генерал-майор П.Н. Буров.
  • Также в Киеве на сторону белых перешёл бывший подполковник Н.Ф. Соколовский (помощник начальника отдела обороны организационного управления штаба Наркомата по военным делам Украинской ССР).
  • Летом 1919 г. на сторону белых перешёл командующий 2-й Сводной Советской дивизии бывший генерал Н.А. Жданов.
  • В сентябре-октябре 1919 г. целый табун офицеров дезертировал из 8-й армии: Н.В. Миронцев (помощник начальника штаба 16-й с.д. по оперативной части), А.С. Нечволодов (начальник штаба 8-й армии), В.А. Желтышев (начальник разведывательного отделения), В.Ф. Тарасов (сменивший Нечволодова на посту начальника штаба 8-й армии, в прошлом начальник штаба Южного фронта), В.В. Вдовьев-Кабардинцев (начальник тылового штаба армии), Б.П. Лапшин (начальник оперативного отдела).
Приведённые случаи интересны тем, что измена происходила на очень высоком уровне: перебежчиками становились начальники штабов и командиры армий, корпусов и дивизий. В общей сложности в 1918-1921 гг. из рядов РККА дезертировало 35,5% (или 561 человек) от общего числа военспецов-генштабистов. Конечно, статистика по генштабистам не может рассматриваться как стопроцентно репрезентативная выборка по всем военспецам вообще, поскольку часть из них (в силу специфики) находилась в глубоком тылу, и не могла бежать от красных по чисто техническим причинам.
Collapse )

Мнимая нерешительность

В правой среде есть весьма распространённое мнение, имеющее корни в основном в эмигрантской мемуаристике, что Временное Правительство было слабым - в том смысле, что оно не смогло отважиться на крутые меры и разом перевешать всех "сицилистов", которые мутят воду. Бытует представление, что-де достаточно было просто "раздавить" протест кучки недовольных, загнать "шариковых" в стойло - и уж тогда никакой Гражданской Войны, конечно, не было бы, Россия немедленно вышла бы на столбовую дорогу цивилизации, расцвела и заколосилась невиданными плодами свободы и демократии.

Между тем такая постановка вопроса феерически некорректна (в изложенном далее использованы материалы работы Г.А. Герасименко "Народ и власть. 1917" - которую я всячески рекомендую).

Ещё в марте 1917 года, уже на первом шаге выстраивания буржуазной системы управления первый глава Временного Правительства князь Львов столкнулся с проблемой государственного масштаба. Он попытался директивно заменить власть царских чиновников на местах властью комиссаров из буржуазно-помещичьей среды, назначая их из центра. Однако эта инициатива вызвала яростный протест на местах: рабочие и солдаты митинговали, требуя отмены положений указа. Собрание граждан Юрьевецкого уезда заявило: "Передача власти председателям земских управ недопустима и означала бы потерю революционным народом важнейшего из его завоеваний. Циркуляр кн. Львова должен быть немедленно официально отменён". О председателе Вольской управы Мощинском, ставшим уездным комиссаром, крестьяне с возмущением писали, что он «бывший земский начальник и в 1905-1906 годах сулил нам два столба с перекладиной». Собрание солдат одного из полков г. Саратова так обосновало решение об увольнении уездного комиссара: "Мы ему не доверяем, так как он дворянин и ничего не сделает для обновления жизни". Из Наровчатского уезда товарищ министра внутренних дел в ответ на запрос, почему заменили комиссара, назначенного по указу от 5 марта, получил лаконичный ответ: «Мотивы переизбрания комиссара Любимова: землевладелец, бывший земский начальник».

Губернский комиссар Ширяев писал князю Львову: «Население мыслит авторитетный комиссариат не иначе, как в коллегиальной форме, обеспечивающей участие в управлении губернией демократических слоев населения». Ему вторили эксперты государственной думы: "При теперешнем культе народного избрания, назначение не укладывалось в понимание народа". В результате власть Временного Правительство на местах с самого начала оказалась зажатой в тиски народным представительством. К примеру в Перми в комиссариат, созданный для ограничения власть комиссара, вошло 5 человек: три представителя советов (тогда существовали отдельно совет рабочих, совет солдатских и совет крестьянских депутатов), один - от общественного исполнительного комитета и один - от земства. Однако такими мягкими формами сопротивления дело не ограничилось: 10 марта был арестован уездный комиссар в Бугульме Дмитриев из-за «общего негодования его деятельностью». Арест комиссара Наровчатского уезда Лачинова был произведен под руководством двух солдат, вернувшихся с фронта. 14 марта служащие Орловской земской управы телеграфировали кн. Львову: "Сегодня толпа крестьян арестовала комиссара Свербеева... Просим немедленно прислать воинскую силу". Через день пришло сообщение из г. Меленки: "Предводитель дворянства, председатель уездной земской управы, Юдицкий арестован по настоятельному требованию народа". В течение марта случаи арестов комиссаров были в Петроградской, Минской, Владимирской, Витебской, Рязанской, Пензенской, Тверской, Тульской, Воронежской, Самарской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Черниговской и других губерниях.

По данным Временного правительства, полученным во второй половине апреля, из 55 председателей губернских земских управ, назначенных комиссарами указом кн. Львова, удержали должность лишь 23 человека. По сведениям МВД, полученным во второй половине апреля, из 439 председателей уездных управ, занявших должность комиссара, сохранили ее 177.
Collapse )
Уже в середине сентября комиссар Пензенской губернии Федорович писал Керенскому, что он вынужден использовать против крестьян воинские команды, "но этими мерами движение не остановить". Со временем все больше комиссаров приходило к такому выводу. Наиболее определенно по этому поводу высказался комиссар Киевского уезда Шаповалов: "Общее настроение народных масс позволяло думать, что и применение вооруженной силы теперь уже безрезультатно".

30 сентября комиссар Рязанской губернии сообщил министру, что положение в губернии стало угрожающим: "Проявлять твердую власть нет возможности, так как наш 81-й запасный полк постановил не давать солдат для водворения порядка".

Такую же телеграмму направил в Тулу комиссар Богородского уезда Емельянов: «Положение критическое. Солдаты, 77 человек, не повинуются, остальные 22 - деморализованы. 25 драгун распылены, предупреждая погромы. Ликвидация погромов невозможна. Эскадрона нет. Просим силы».

Подвести итог можно с помощью в чём-то даже поэтической телеграммы комиссара Подольской губернии Н.А. Стаховского: «В связи с разыгравшимися событиями ещё больше обозначилось падение и бессилие власти. Не на что надеяться. Идёт смерч, и, очевидно, не будет удержа ему».

Резюмируя: Временное Правительство никак нельзя обвинить в недостатке решимости и жестокости. Оно исправно посылало против крестьян войска, расстреливало и арестовывало советы, преследовало и сажало политических оппонентов. Проблема была не в нехватке жестоких приказов - а в том, чтобы эти приказы кто-то выполнял. С самого начала власти буржуазно-помещичьего Временного Правительства противостояли снизу. Не большевики, а крестьяне и рабочие не дали самочинно навязать себе в качестве "властителей" произвольно назначенных комиссаров. Не большевики, а крестьяне, видя пассивность властей, и справедливо подозревая её в саботаже земельной реформы, начали самочинно делить землю. Не большевики, а солдаты, посланные усмирять крестьян, отказывались стрелять в своих и поворачивали штыки против угнетателей. Фактически в сентябре-октябре 1917-го в стране на молекулярном уровне уже полыхает гражданская война. Благодаря Октябрьской Революции лишь произошла институциализация уже существовавшего конфликта.