laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Category:

Расказачивание, или туда и обратно (два раза)

В наше интересное время приходится порой слышать, что советская политика расказачивания была ни много ни мало "геноцидом казачьего народа". В свете этого небезынтересно произвести исторический экскурс: как смотрели на проблему сословий до большевиков? (в заметке использованы материалы статьи О.И. Сергеева "Дальневосточное казачество в событиях 1917 г. на западе и востоке России" из сборника "Великая Российская революция 1917 г. в судьбах стран и народов мира")
21 марта 1917 г. состоялось первое собрание лиц войскового сословия, проживавших в Чите. Собрание создало Союз лиц войскового сословия ЗКВ [Забайкальского казачьего войска], поставивший своей задачей защищать интересы казаков до приезда представителей из станиц и способствовать подготовительной работе по созыву Съезда представителей станиц. Казачий союз приветствовал новый строй и призвал казаков к поддержке революции. Под влиянием эсеров и социал-демократов, выступавших за ликвидацию сословий, Союз решил рассмотреть вопрос об уничтожении постоянных армий и замены их вооружением народа. И уже на собрании 31 марта впервые прозвучало требование о необходимости ликвидации казачьего сословия как пережитка старины...
16 апреля 1917 г. в Чите открылся 1-й Областной съезд ЗКВ. Его открыл командующий войсками Иркутского военного округа генерал-майор Фелицын. С докладом «Быть или не быть казачеству?» выступил Большаков, предложивший ликвидировать казачье сословие. Большинство делегатов его поддержали, против — за сохранение казачьего сословия — выступил только делегат Кударинской станицы. Подавляющее большинство делегатов проголосовали за резолюцию, которая предлагала: «Казачье сословие как пережиток старины и следствие существования постоянных армий должно быть уничтожено и сравнено со всеми свободными гражданами России». С принятием такой резолюции ЗКВ стало первым и единственным из всех казачьих войск, добровольно отрекшимся от казачества.
Надо сказать, что Общеказачий съезд в Петрограде (23-29 марта) и 3-й Войсковой круг (3—14 октября) выступили с противоположных позиций. Фактически имел место раскол на граждан (сторонников упразднение сословия) и казаков (сторонников сохранения сословия). Даже фронтовики не были едины - так, казаки 1-го Нерчинского полка 24 мая 1917 г. приняли резолюцию, в которой говорилось: «...ознакомившись с программой Забайкальского казачьего съезда об уничтожении казачества, сильно возмущены решением съезда... А без наших фронтовых представителей решение съезда об уничтожении казачества считаем недействительным», в то же время во 2-м Нерчинском полку 3 июля 1917 г. была принята резолюция, в которой говорилось: «Необходимо удержать позицию, занятую Войсковым съездом в апреле 1917 г., т.е. встать под общее знамя русской демократии, поддерживать безсословность». В ближней перспективе закончилось это нехорошо: семьи сторонников упразднения сословий стали лишать наделов и выселять из станиц.

Однако в целом всё только начиналось, следующий раунд состоялся в 1920-м году, после того, как адмирал Колчак сложил с себя полномочия Верховного Правителя (но до прихода большевиков):

21—24 февраля 1920 г. в ст. Гродеково прошёл съезд делегатов Уссурийского казачьего Войска от 5 станичных округов (делегаты Гленовского округа не прибыли из-за ведения в районе Хабаровска боевых действий против Калмыкова). Съезд осудил деятельность атамана Калмыкова, постановил упразднить казачество и слиться с крестьянством... К апрелю все станичные округа вынесли резолюцию о ликвидации казачества...
Однако другая часть казачества собралась на 9-й Войсковой круг (10-23 июля 1920 г.):
На нём не присутствовали делегаты от Полтавского, Гленовского, Донского станичных округов. Круг аннулировал протоколы Гродековского февральского 1920 г. съезда, постановил не признавать Временного правительства, восстановил уссурийское казачество как отдельное сословие и старый состав Войскового правления во главе с атаманом Калмыковым.

В итоге это "перетягивание каната" закончилась тем, что "пришёл лесник и выгнал всех из леса". В роли лесника привычно выступили коммунисты.

Подводя итог, хотелось бы обратить самое пристальное внимание на тот факт, что власти большевиков не было ещё даже на горизонте, а вопрос о расказачивании уже остро стоял на повестке дня, вызывая нешуточные внутрисословные потрясения. В чём же причина? Все дело в том, что предпосылки для расказачивания лежали в хозяйственной плоскости. Во-первых, сыграло роль прекращение территориального роста Российской Империи и, как следствие, отмирании необходимости в особом типе экономического субъекта - военного поселенца, осваивающего новые земли, одновременно выполняя (условно) функции пограничника. Во-вторых, роль крупных масс конницы в реалиях Первой Мировой резко снизилась (а расходы на содержание боевого коня в суровых российских реалиях оставались высокими). В-третьих, регулярный отрыв казака от хозяйствования давал фору крестьянам, которые оказывались, как сейчас модно говорить "экономически эффективнее".

В качестве постскриптума прилагаю видео с к.и.н. К. Скибой, который начиная с 9-й минуты разбирает (правда, на примере другого казачьего войска - Кубанского) процессы разложения казачества, обусловленные изменениями в экономическом базисе.

Это вторая передача с этим автором из цикла (5 выпусков), который я в целом всячески рекомендую к ознакомлению интересующимся.
Tags: 1917, Историческая литература, Казачество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments