laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Categories:

"Не имеет смысла выхаживать, лучше застрелить"

В некоторых кругах бытует заблуждение, согласно которому нацисты считали граждан СССР неполноценными лишь в начале Великой Отечественной - а потом изменили свою позицию под влиянием неоспоримых фактов, позволив советским людям вступать в Вермахт и Ваффен-СС, и к концу войны пришли в себя настолько, что даже санкционировали создание РОНА, РОА и прочих коллаборационистских формирований. Иногда предполагается, что немцы хотя бы выделили среди народа некую часть, которая якобы считалась более ценной, чем прочие. Действительно, если рассматривать вопрос с последовательно расистских позиций, может показаться весьма сомнительной идея предоставлять возможность "унтерменшам" воевать с оружием в руках.

Чтобы разобраться в этом вопросе, обратимся к синхронным источникам, раскрывающим мотивацию использования восточных народов на фронте, и рассмотрим практику обращения с коллаборационистами (использованы материалы из сборника документов "Нацистский проект Aktion Wlassow. Том 1").

В действительности инициатива "снизу" по привлечению советских граждан к участию в войне в качестве "хиви" и личного состава шуцманшафт батальонов "шума" не шла вразрез с гитлеровской идеологией, поскольку мотивация этих действий была предельно прагматичной:
Требование признать формирования как равноценные германским или не признавать вовсе неприемлемо. Любая мера, даже если она требует огромных материальных и финансовых затрат, стоит того, если сбережет хоть каплю немецкой крови. Она в сущности единственное, чего нельзя восполнить.
Документ №177, "Заметки капитана восточного батальона Хемезата о составе и действиях 253-го восточного батальона на оккупированной территории" от 9 августа 1943 г.

Для самых непонятливых необходимые разъяснения звучали и с самого верха:
Я стал получать от немецких солдат письма, в которых было написано (как будто это пароль какой): Мы недооценили русского. Он не двужильный крестьянин и недочеловек, каким мы его узнали из нашей пропаганды. Это благородный народ, который был угнетаем. Мы должны были бы привить ему национал-социализм и создать русскую национал-социалистическую партию. У русского есть национальные идеалы. А потом идут идеи г-на Власова: Германия еще никогда не побеждала Россию. Россию могут победить только русские. А для этого предлагает свои услуги русская свинья, г-н генерал Власов...
Народ, который находится в центре Европы, со всех сторон окружен врагами, который пережил Тридцатилетнюю войну, из которой вышел числом от трех с половиной до четырех миллионов, а затем пробился к историческому величию Великогермании и Германского Рейха, такой народ существует только на основе своего [собственного] качества, своей расовой ценности. В тот момент, когда мы сами начнем сомневаться в своей вере, в этой расовой ценности, Германия и немец будут потеряны. Потому что других больше, чем нас. Но мы более ценны, чем они. Наша задача для будущих поколений, для будущих веков, как было когда-то в седую старину, нордический человек снова образует руководящий слой для всех частей света и будет править миром.
Документ №200, "Из речи Г. Гиммлера в Познани" от 6 октября 1943 г.

Даже после того, как в ноябре 1944 г. Гиммлер впервые лично принял Власова и санкционировал создание ряда вооружённых формирований под командованием последнего, функционеры Тысячелетнего Рейха (которому оставалось существовать менее полугода) не изменили прежнего подхода (кроме разве что упражнений в эвфемизмах вместо простой и понятной "русской свиньи"):
Каждый вид оружия обладает своей воинской честью, так что немецкий солдат, который имеет дело с добровольцами, в этой войне, прежде всего, политический солдат.
Его воинская честь состоит в том, чтобы показать немецкие качества руководителя, превратить людей чужой крови в верную дружину, которая будет воевать до последнего в любой ситуации. Тем самым немецкий солдат докажет всему миру, что Германия созрела для предначертанной ей судьбой роли вождя и достойна ее.
Русский человек при правильном с ним обращении легко и хорошо поддается влиянию.
Документ №354, "Указание командования VI-го военно-воздушного округа германским солдатам о том, как относиться к РОА и КОНР" от 14 марта 1945 г.

Я уже когда-то писал о том, как нацисты обращались со своими прислужниками на ниве идеологической борьбы. Сейчас речь пойдёт о ещё более специфической теме - во что выливались расистские установки применительно к вооружённым коллаборационистам и их семьям:

  • В марте 1943 года лейтенант Г. фон дер Ропп в докладной записке рассуждает о недовольстве добровольцев положением соотечественников, причину которого он видит в том, что большевики привили молодёжи "иллюзию достоинства" и потому восточные добровольца крайне восприимчивы к унижению "свободного советского человека" (понятно, что немец иронизирует, но ход мыслей показателен: коммунисты воспитали людей таким образом, что их сложно превратить в послушных рабов). В пример приводятся высказывания: «Я там, на фронте, рискую жизнью, а здесь так обращаются с моею сестрой!» и «Восточные рабочие вовсе не рабочие и не люди, они “ост”». [документ №43]

  • В том же марте 1943 года тот же Г. фон дер Ропп писал о том, какое возмущение вызывает у коллаборационистов распространение брошюры "Унтерменш". Сам он пытался убедить солдат, что брошюра запрещена, но те осадили его, сообщив, что сами видели её в свободной продаже. Очаровательная деталь: "Указание на то, что военная пропаганда должна несколько преувеличивать, не нашло понимания у людей, уязвленных в своих чувствах и из-за недостаточного образования не способных к объективным оценкам". Один из легионеров заявил «Я впредь буду представляться как недочеловек». [документ №44]

  • В августе 1944 года полковник С.К. Буняченко на приёме у рейхсминистра рассказал о ряде случаев, наиболее вопиющим из которых был следующий: в одном батальоне был тяжело ранен русский фельдфебель, и немцы заявили, что не имеет смысла выхаживать его, а лучше застрелить. Также по-скотски обращались с жёнами русских офицеров - к примеру, жена одного из лейтенантов, которая работала в лагере для восточных рабочих, родила. Через несколько дней после родов она должна была снова выйти на работу и была при этом лишена возможности кормить своего ребенка. Из-за ребенка она не выходила вовремя на работу, за что и была арестована. [документ №233]

  • В августе 1944 года Э.-А. Кёстринг в письме в министерство оккупированных территорий описал прибытие эшелона с жёнами добровольцев в лагерь для беженцев в г. Пархим. Людям в эшелоне было запрещено набирать воду, лишь после вмешательств начальника транспорта запрет на короткое время сняли. Вечером начальник лагеря приказал женщинам освободить вагоны и перебраться в пересыльный лагерь, в недезинфицированные бараки, в которых до этого царили сыпной тиф, скарлатина, сверх того была масса клопов, вшей и царила ужасная грязь, из-за чего эвакуированные просили временно оставить их в поезде. После этого лично руководитель района Виттенбург под угрозой оружия приказал людям переселяться в бараки. Когда женщины попытались указать на невозможные условия, был отдан приказ применить силу, полиция избивала женщин, Виттенбург лично вышвыривал детей из вагонов. В числе прочих пострадала жена одного из добровольцев, которая за два часа перед этим родила. Избиения продолжались и после насильственного перемещения. Вагоны при этом ещё несколько суток стояли без движения. [документ №234]

  • В ноябре 1944 года В.И. Мальцев писал генералу-лейтенанту Г. Ашенбреннеру: "Нельзя никак признать удачным, с точки зрения политической пропаганды, когда, например, пленные русские летчики-офицеры из Лицманштадтского лагеря направляются в роли подсобной силы по обслуживанию английских пленных". Также он жалуется на то, что пропагандистам РОА трудно призывать рабочих к напряжению сил для "окончательной победы германского народа", поскольку среди слушателей "сегодня кто-нибудь получил физическое оскорбление, не имея возможности как-либо на это реагировать, так как грудь последних украшена значком «ост»" [документ №265]

Неудивительно, что рядовых военнослужащих происходящее, мягко говоря, не вдохновляло, к примеру, расхожей стала поговорка «ну, что же продался немцам за две сигаретки, так терпи» (солдаты РОА получали по две сигареты в сутки). [документ №154] Были и неприятные для немцев прецеденты, когда коллаборационисты вламывались в лагеря русских рабочих, снимали с тех знаки "ост" (отмена этих знаков хотя и обсуждалась, но решения до конца войны так и не приняли) [документ №355]

Под воздействием поступающих сведений временами срывались даже высокопоставленные деятели РОА, такие как генерал Малышкин, который в октябре 1944-го возмущался подобными эксцессами и устроил натуральную истерику с воплями "Нам запрещено вмешиваться в эти творимые безобразия, да мы, собственно говоря, и не считаем этих добровольцев нашими, это наемные немецкие войска, ланскнехты, немецкое пушечное мясо, которое не знает, почему и за что борется" и "Как только мы придем к власти, мы прежде всего несколько человек повесим, чтобы очиститься от всяких русских мерзавцев с немецкой душой". [документ №255] (тут, правда, можно усомниться в источнике, поскольку это написано фактически в доносе)
Tags: Историческая литература, Нацисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments