laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Categories:

Испытанные приёмы

1-го декабря 1924-го года из-за крайне тяжелой экономический и социальной обстановки, усугубляемой политическими репрессиями против коммунистов, в Таллине вспыхнуло восстание. Несколько сотен бойцов захватили ряд ключевых пунктов (включая железнодорожные мосты и вокзалы), однако из-за ряда неудач мятеж был подавлен силами офицерских сводных частей и полицейских формирований. Крах выступления обернулся правым террором: расстреляли более сотни мятежников, кроме того, за декабрь 1924-го по политическим обвинениям в Эстонии было арестовано 7,5 тысяч человек (столько же, сколько за предыдущие 11 месяцев).

А вот как об этом рассказывали эстонские политики и эстонские СМИ:
Власти прекрасно знали подготовленные в генштабе подробные данные о 133 расстрелянных участниках восстания, из которых 128 были по национальности эстонцами, 4 русскими, причем 129 из них были родом из Эстонии, 2 из Латвии и 2 из СССР. Обосновывая идею о «руке Москвы», министр иностранных дел К. Пуста заявил в интервью шведской газете «Афтонбладет», что «у нас есть веские доказательства. Компрометирующие материалы будут представлены Лиге Наций, так как Таллинский мятеж имеет не только локальное, но и международное значение. Эти материалы подтверждают злонамеренную попытку Советской России свергнуть существующий строй в Западной Европе». Однако когда СССР потребовал от Эстонии предъявить упомянутые материалы, Пуста 14 декабря заявил, что он не давал интервью газете «Афтонбладет» и оно «является чистейшим вымыслом, лежащим на ответственности указанной газеты. Делая это заявление, г. Пуста выразил одновременно твердое убеждение эстонского правительства в том, что СССР никакого отношения к событиям 1 декабря в Ревеле не имел». После публикации 11 января 1925 г. в газете «Известия» этого заявления эстонского министра иностранных дел в свою очередь возмутилась редакция шведской газеты, сообщившая, что интервью состоялось в 16 часов 7 декабря 1924 г. в здании МИД Эстонии, а у бравшего его репортера сохранилась рукописная запись интервью на немецком языке. Тем не менее 5 февраля 1925 г. было опубликовано заявление министерства иностранных дел Эстонии, в котором утверждалось, что его глава опубликованного в «Афтонбладет» интервью не давал и об участии советского правительства в событиях 1 декабря не говорил...
Тем временем, нагнетая антисоветский психоз, эстонская пресса писала, что во время событий в Таллине у берегов Эстонии видели советские военные корабли, а в Ленинградском военном округе (ЛВО) с 29 ноября происходила мобилизация 4-х возрастов на трехнедельные учения в районе Ленинграда и Пскова. Конечно, никаких конкретных названий кораблей советского Балтийского флота эстонская пресса не приводила, поскольку эти сведения можно было бы довольно легко проверить.
М.И. Мельтюхов, "Прибалтийский плацдарм в международной политике Москвы (1918-1939 гг.)", стр. 263 (болд мой)

То есть обмен мнениями выглядел как-то так:
- Нас хотели свергнуть злобные коммуняки! У нас есть доказательства, во всём виноват СССР!
- Покажите.
- Что показать?
- Ну, доказательства вины СССР.
- Какой вины? Мы ничего такого не говорили. Ничего не было. Кстати, зачем ваши военные корабли многозначительно плавали у наших берегов во время мятежа?
- Какие ещё корабли?!
- Мы не знаем. Но они плавали! Многозначительно!


Эталонный пример схемы, в соответствии с которой работает медийная сфера в буржуазном государстве. Сознательная провокация как метод работы честных политиков и непредвзятых СМИ дают на выходе феноменальную достоверность доносимой до населения (и мировой общественности) информации.
Tags: Буржуазия, Историческая литература, Мельтюхов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments