laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Страсти по флагам и национальный вопрос

На Черном море осенью 1917 года главную угрозу Андреевскому флагу представляли не красные флаги, а символы украинского национального движения... 23 июня в Николаеве был завершен ремонт линейного корабля «Воля». Однако переход в Севастополь, на главную базу флота, все откладывался: команда, состоявшая в значительной степени из матросов украинцев, требовала поднятия национального украинского флага, а командующий флотом ей в этом отказывал. Моряки «Воли» упорно держали украинский флаг, а командующий не санкционировал выход корабля из Николаева. В конце концов был поднят Андреевский флаг, и 4 июля линкор прибыл в Севастополь. Впрочем, во время этого перехода «Воля» представляла собой весьма живописную картину: каждая боевая часть подняла флаги, свидетельствующие о политической ориентации моряков — красные, украинские, черные анархистские...
Ситуация вокруг флагов на Черном море вновь обострилась в октябре, когда Украинский войсковой комитет в Севастополе обратился к Центрофлоту и Центральному комитету Черноморского флота с просьбой оповестить все военные суда на Черном море о поднятии с церемонией на один день, 12 октября, украинского национального флага. Таким образом предполагалось отпраздновать «украинизацию» на Балтике крейсера «Светлана», а также принятие Центральной Радой в Киеве правительственной декларации... Решение Центрального комитета Черноморского флота гласило: «...Идя навстречу проявлению всякого национального чувства, приветствуя украинский комитет, [Центральный комитет] просит всех товарищей моряков Черноморского флота присоединиться к желанию Черноморского украинского комитета. Флаги надлежит поднять на стеньге»...
Данный приказ был выполнен: 12 октября все суда Черноморского флота подняли на стеньгах украинские национальные флаги. Но этот праздник солидарности с национальным движением Украины привел к серьезным инцидентам. Команда миноносца «Завидный» подняла украинский флаг и на гафеле вместо российского военно-морского флага, выразив при этом пожелание, «чтобы украинский флаг остался навсегда вместо Андреевского». На некоторых же других кораблях матросы-украинцы отказались спустить национальный флаг с мачт, желая постоянно держать его «до Учредительного собрания»... В этой атмосфере шел процесс «украинизации» некоторых кораблей флота. При этом многие матросы иной национальности списывались с кораблей, что фактически выводило суда из строя. Атмосфера накалялась, к тому же другие корабли поднимали в это время красные флаги взамен Андреевского... Депутаты большевики, естественно, отстаивали красный флаг: «Об украинизации флота говорить не приходится, так как после победы Советской власти все будут объединены под красным флагом и лозунгом “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”»... Многие моряки полагали, что наднациональный красный флаг поможет сохранить единство флота, от них звучали предложения, чтобы «украинский и Андреевский флаги заменить знаменем труда». 14 ноября была, например, оглашена резолюция команды Черноморского флотского полуэкипажа, постановившего «как Андреевский, так и украинский флаги спустить и поднять один всенациональный революционный красный флаг без надписи».
Колоницкий Б.И., "Символы власти и борьбы за власть", стр. 117-123

Национальный конфликт, я замечу, начал набирать обороты ещё до Октябрьской Революции. К слову, на днях случайно соприкоснулся в интернетах с творчеством душевнобольных в жанре "большевики создали Украину и украинцев". Понятно, что подобные агитки слеплены по дендрофекальному принципу в угоду сиюминутной конъюнктуре. Однако появление их симптоматично - действительно в наше время очень часто трактуют последовавшую в 1920-е политику коренизации как ошибочную. Что же предлагают в качестве альтернативы?

Особо одарённым кажется, что стремление к национальной культуре можно просто давить силой. Надо было, дескать, запретить украинский флаг, искоренить язык, русифицировать всё и вся - и проблема была бы решена. Налицо полное непонимание исторического контекста, в которых принималось решение о коренизации. Напомню, что в Гражданскую большевикам пришлось воевать не только с белыми, но и с национальными движениями и даже государственными образованиями - украинцы, грузины, басмачи и т.д. Да, их победили военной силой, но чтобы сделать население этих территорий лояльным, лишить буржуазных националистов опоры, снизить социальную базу для возможного восстания - нужно было дать некий "пряник", завоевав доверие народов, продемонстрировав: мы уважаем вас, вот вам школы на родном языке, вот вам национальная культура.

В своё время коммунисты перехватили у деятелей белого движения цель собирания земель бывшей империи, тем ослабили врага в идеологическом смысле, заставили многих офицеров служить новой власти - и точно также уже после окончания конфликта поступили с сепаратистами на окраинах, лишив их козыря в виде лозунга национального возрождения. Система, выстроенная этим путём, доказала свою стойкость и жизнеспособность, выдержав Великую Отечественную Войну. Любителям "держать и не пущать" - и более ничего - рекомендую поразмыслить, как могло отразиться на фронтах восстание в тылу, подобное среднеазиатскому восстанию 1916-го года (на всякий случай: счёт восставших тогда шёл на сотни тысяч, а для усмирения их пришлось привлечь около 30 тысяч солдат и изрядное количество казаков и ополченцев).
Tags: 1917, Историческая литература, национализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments