laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Экологические предпосылки коллективизации

Одним из важных, но редко упоминаемых аспектов аграрной проблемы, стоявшей перед СССР в 1920-1930-х годах, составлял экологический фактор. В большинстве работ, касающихся коллективизации, не даётся компетентного анализа: авторы ограничиваются констатацией - дескать, были засухи, и чем дальше - тем чаще. Подчёркивается негативное влияние засух на урожаи, отмечается связь с голодными годами - и вроде бы всё, предмет разговора исчерпан.

Далее цитируются фрагменты из работы С.А. Нефёдова "Аграрные и демографические итоги сталинской коллективизации":

В целом, хозяйство степного Юга было экстенсивным, оно хищнически эксплуатировало естественное плодородие почв в недавно освоенных областях. В условиях, когда три года пшеницу сеяли по пшенице, поле быстро зарастало сорняками. По свидетельству агрономов, засоренность полей была «колоссальная»... Земледельческие системы Юга были ориентированы на получение возможно более дешевого зерна, хотя бы даже это было сопряжено с большими потерями, с истощением почвы и разрушением экосистемы. Эти особенности были следствием вовлечённости Юга в европейскую рыночную экономику: до революции хозяйства Юга получали большие прибыли от экспорта зерна за границу.
Указанное сочинение, стр. 104-105

Бесконтрольная, неограниченная распашка земель должна было привести к экологическому кризису и к падению урожайности. Кризис был проявлением деятельности человека – но одновременно проявлением роли географического фактора. «Природа мстит человеку за то, что он не бережно относится к главному даровому благу – естественному плодородию почв, – писал Н.П. Огановский. – Тогда учащаются неурожаи и наступает аграрный кризис – голодовки, болезни, нищета. Такой кризис был во Франции в конце XVIII века, в Германии в 1840-х годах и у нас в центральных губерниях – пятьдесят лет спустя – в 1890-х годах». «В конечном счете, именно социально-экологический кризис – кризис одновременно и общества, и природы – лежал в основании Великой русской смуты XX века», – отмечает Э.С. Кульпин.
Указанное сочинение, стр. 106-107

Министр финансов С.Ю. Витте обратился к известному химику Д.И. Менделееву за рекомендациями по вопросу о предотвращении усыхания степей, и Менделеев представил записку с проектом мелиоративных работ. В январе 1902 года под председательством С.Ю. Витте было учреждено «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности». Это совещание заслушало сообщения местных комитетов о состоянии сельского хозяйства в губерниях. Члены тамбовского комитета сообщали: «Климат Центральной России изменяется к худшему, и это изменение с каждым годом прогрессирует, чем и объясняется понижение урожайности. Причины этому – уничтожение лесов, увеличение посевных площадей и разрастание оврагов. Безлесье и овраги иссушают землю, мешают задержанию на ее поверхности снега и дождей, и засуха действует привольно, не встречая себе ни в чем помехи».
Член симбирского комитета А. В. Михайлов писал: «Массовое истребление лесов во всей средней и восточной полосах России не могло не отразиться на климатических особенностях этого обширного чисто земледельческого региона… По мере того, как изменялись климатические условия, недороды стали учащаться и стали под конец хроническими». А.В. Михайлов отмечал, что в Самарской губернии до 1872 года было только два неурожая, а в 1873-1902 годах – 8 неурожаев; аналогичную статистику он приводит и по другим губерниям Поволжья.
Указанное сочинение, стр. 109-110

В 1925-1930 годах значительных засух не было, и годы нэпа были относительно урожайными. Как отмечалось выше, это отразилось в сравнительно высоком потреблении сельского населения. Однако распашки продолжались, и новое обострение экологического кризиса было неизбежно. Предвозвестием кризиса были грандиозные пыльные бури конца 1920-х годов. Во время пыльной бури в апреле 1928 года на Украине ветер поднял с площади около 1 млн. кв. км более 15 млн. т. чернозема. Черные облака были унесены на запад, и пыль осела на площади 6 млн. кв. км в Румынии и в Польше. Мощность черноземного слоя в степных областях Украины после этой бури уменьшилась на 10-15 см.
В 1930-е годы экологический кризис нанес новый удар: на десять лет пришлось пять засух – в 1931, 1934, 1936, 1938 и 1939 годах. В предвоенное пятилетие на два благополучных года пришлось три засушливых. Очевидно, эти постоянные засухи должны были отразиться на уровне потребления в 1936-1940 годах – в особенности в сравнении с благополучным периодом нэпа.
Указанное сочинение, стр. 113-114

В общем, пусти советская власть всё на самотёк, промедли большевики с коллективизацией и сопутствующим переходом к широкому использованию техники и новых технологий в сельском хозяйстве - эффективные собственники™ и крепкие хозяева™ довели бы землю до ручки, а страну до такого голода, в сравнении с котором бледнеет даже трагедия 1932-1933 годов.
Tags: Историческая литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments