laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Офицеры-предатели

В массовом сознании бытует представление о Гражданской Войне, как о войне прежде всего классовой. Это верно передаёт суть явления, но создаёт не вполне корректное представление о степени вовлечённости "бывших" слоёв общества в строительства новой Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Отчасти этому способствовала политика времён советской власти, когда массовое участие бывших генералов в военном строительстве старались особенно не выпячивать. Средний человек, таким образом, довольно туманно представляет себе "процентное содержание" офицеров царской армии в РККА. Между тем через Красную Армию прошло ориентировочно 100 тысяч офицеров, через белые армии - от 110 до 130 тысяч офицеров, и до 30 тысяч офицеров прошли через национальные армии (здесь и далее в основном использованы материалы книги А.В. Ганина "Повседневная жизнь генштабистов при Ленине и Троцком").

Однако нельзя сказать, что сотрудничество военспецов с большевиками было безоблачным и ничем не омрачённым. Крайне специфичен опыт, полученный коммунистами при попытке поставить на службу государству глубоко классово чуждых людей:

  • В июле 1918 г. командующий 3-й армией Восточного фронта, бывший генерал-майор Б.П. Богословский вместе с частью штаба перешёл на сторону белых.
  • В июле 1918 г. командующий Восточным фронтом, бывший подполковник М.А. Муравьёв, поднял мятеж, чрезвычайно дорого обошедшийся Советской власти.
  • В июле 1918 г. командующий 2-й армией бывший подполковник Ф.Е. Махин при приближении чехов умышленно рассредоточил свои силы, после чего, получив важные документы, перешёл на сторону интервентов и передал им захваченные документы.
  • В августе 1918 г. дезертировала целая группа военспецов, прибывших в Пермь на укомплектование формирующейся дивизии: начальник штаба Пермской дивизии генштабист А.А. Сандецкий, его помощник Н.П. Альбокринов, командир 5-го Пермского полка Н.Н. Трухин, а также В.С. Александровский, В.А. Бек, А.Н. Быков, П.Е. де-Бур и К.В. Паас.
  • В августе 1918 г. Советскую власть и заодно родину предали бывший полковник М.М. Костевич, бывший контр-адмирал Н.Э. Викорст (и ряд других офицеров), находясь в преступном сговоре с английскими интервентами, оказали им содействие в оккупации Архангельска.
  • В сентябре 1918 г. перешёл на сторону белых И.Г. Пехливанов, инспектор формирований 2-й инспекции Северного участка отрядов завесы.
  • В октябре 1918 г. поднял мятеж бывший подъесаул И.Л. Сорокин, командующий 11-й армией.
  • В мае 1919 года поднимает мятеж бывший штабс-капитан Н.А. Григорьев, командующий 6-й Украинской с.д.
  • Летом 1919 г. на сторону белых перешёл командир 2-й бригады 35-й с.д. РККА бывший полковник В.В. Котомин.
  • В июне 1919 г. бежал к белым командующий 9-й армией бывший полковник Н.Д. Всеволодов.
  • В июле 1919 г. поднял восстание командующий 9-й кавалерийской дивизией бывший подпоручик А.В. Сапожков.
  • Начальник штаба группы войск Сумского направления бывший подполковник А.И. Парв сумел саботировать операции красных. Благодаря этому белые 28 июля 1919 г. взяли Полтаву, при этом сам А.И. Парв уехал в командировку в Киев, где и скрывался до прихода белых.
  • Бывший подполковник А. А. Лауриц, служивший начальником штаба 55-й с.д., в период успешного развития наступления Деникина Москву (октябрь 1919 г.), отправившись со взводом красноармейцев на разведку, перешел к белым. Причём он поделился с братьями по классу важнейшими данными о положении частей РККА в районе Орла.
  • В 1919 г. совершили групповой побег генштабисты, находившиеся на госпитальном лечении в Петрограде (Н.Н. Долинский, Н.И. Дроздовский, П.П. Каньшин, М.Н. Суворов).
  • В июне 1919 г. при эвакуации Екатеринослава в городе остался практически весь штаб 14-й армии, включая трех выпускников и слушателей академии: начальника штаба С. И. Шкляр-Олексюка, начальника оперативного отдела А. Н. Ягоду и состоявшего для поручений при командарме К.Е. Ворошилове Б.Ф. Черниговского-Сокола.
  • В августе 1919 г. в Киеве на сторону белых организованно перешла целая группа ответственных работников штаба 12-й советской армии. Наиболее высокопоставленными перебежчиками в составе группы из штаба 12-й армии были начальник военных сообщений 12-й армии генерал-майор С.М. Языков и его помощник генерал-майор П.Н. Буров.
  • Также в Киеве на сторону белых перешёл бывший подполковник Н.Ф. Соколовский (помощник начальника отдела обороны организационного управления штаба Наркомата по военным делам Украинской ССР).
  • Летом 1919 г. на сторону белых перешёл командующий 2-й Сводной Советской дивизии бывший генерал Н.А. Жданов.
  • В сентябре-октябре 1919 г. целый табун офицеров дезертировал из 8-й армии: Н.В. Миронцев (помощник начальника штаба 16-й с.д. по оперативной части), А.С. Нечволодов (начальник штаба 8-й армии), В.А. Желтышев (начальник разведывательного отделения), В.Ф. Тарасов (сменивший Нечволодова на посту начальника штаба 8-й армии, в прошлом начальник штаба Южного фронта), В.В. Вдовьев-Кабардинцев (начальник тылового штаба армии), Б.П. Лапшин (начальник оперативного отдела).
Приведённые случаи интересны тем, что измена происходила на очень высоком уровне: перебежчиками становились начальники штабов и командиры армий, корпусов и дивизий. В общей сложности в 1918-1921 гг. из рядов РККА дезертировало 35,5% (или 561 человек) от общего числа военспецов-генштабистов. Конечно, статистика по генштабистам не может рассматриваться как стопроцентно репрезентативная выборка по всем военспецам вообще, поскольку часть из них (в силу специфики) находилась в глубоком тылу, и не могла бежать от красных по чисто техническим причинам.

Помимо открытых переходов на сторону врага отдельного упоминания заслуживает саботаж формально "лояльных" военспецов:
  • Значительную помощь Добровольческой армии оказал начальник управления по командному составу ВГШ (июнь — сентябрь 1918 г.) бывший генерал-лейтенант А.П. Архангельский. По одной из оценок, благодаря его стараниям, «большевики не смогли к началу 1919 года сформировать даже четвертой части из намеченного ими числа стрелковых дивизий, предполагавшихся к посылке на добровольческий фронт».
  • На белых работал начальник оперативного управления ВГШ бывший генерал-майор С.А. Кузнецов, который курировал вопросы учета и назначения генштабистов. Весной — летом 1918 г. он командировал в Поволжье многих генштабистов, оказавшихся в белых армиях: В.О. Каппеля, Ф.Е. Махина, И.И. Смольнина-Терванда. Кроме того, Кузнецов передавал белым важную документацию.
  • Первый начальник ВГШ, бывший генерал-лейтенант Н. Н. Стогов сотрудничал с антибольшевистским вооруженным подпольем в Москве - военной организацией «Национального центра».
  • Начальником штаба «Национального центра» Начальником штаба был бывший генерал-лейтенант В. И. Соколов, служивший в комиссии по исследованию и использованию опыта войны.
  • В московской подпольной организации «Правый центр» в 1918г. состоял член Высшей аттестационной комиссии РККА бывший генерал-лейтенант Я.К. Цихович.
  • По некоторым свидетельствам, на собраниях «Правого центра» присутствовал А.В. Немитц, командующий морскими силами Советской России.
  • По агентурным данным белых, бывший капитан К.А. Умнов, служивший в штабе советского Северного фронта, «оказал много ценных услуг союзникам и различным тайным организациям».
  • Начальник штаба 13-й армии бывший генерал от инфантерии А.М. Зайончковский в октябре 1919 г. при отступлении красных из Орла приказал своему адъютанту остаться в городе и передать белым оперативную документацию и планы командования 13-й армии.
Надо отметить, что во многих случаях предательство оставалось неразоблачённым до самой смерти офицеров. Так, А.В. Немитц умер аж в 1967 году, в отставке, имея звание вице-адмирала, не будучи репрессирован. Также избежал наказания и умер своей смертью А.М. Зайончковский в 1926 году.

Ну и чтобы завершить картину, приведу характерный пример. В 1920 г. на курсах для бывших офицеров, учившихся в академии Генштаба (куда направлялись пленные белогвардейцы) преподавал А.И. Верховский. По окончании учебного процесса он собрал вокруг себя группу слушателей — старших офицеров (бывших генералов и полковников) и спросил: «Господа!.. Как могла разбить вас эта сволочь?»

Таков исторический бэкграунд, который надо учитывать применительно к дальнейшему взаимодействию власти и офицерского корпуса: дело "Весна" и репрессии 1937-1938 годов были вполне естественно направлены на повышение уровня лояльности командного состава армии. Воевать, когда треть ваших командиров стремится перебежать к врагу - крайне сложное занятие.
Tags: Гражданская Война, Предпосылки репрессий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments