laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Categories:

Про стороны демократии

В данный момент читаю замечательную во всех смыслах книгу "Тёмная сторона демократии. Объяснение этнических чисток" за авторством Майкла Манна. В книге выдвигается чрезвычайно занимательная концепция, в соответствии с которой этнические чистки взаимосвязаны с процессом демократизации общества. Смысл, вкратце, в том, что когда нация осознаёт самоё себя, она тут же выясняет, что рядом есть некие "другие". И если раньше общество делилось в первую очередь на классы, а классы так или иначе зависели друг от друга (ну или - уточню от себя - эксплуататоры зависят от рабочего люда), поэтому в конфликте на классовой почве капиталисты не могут ставить целью уничтожение рабочих (ну или - уточню от себя - пока не могут, степень автоматизации ещё не позволяет). В случае с этносами всё куда прозаичнее: нации не нуждаются в существовании друг друга, поэтому в критических ситуациях (войны, экономические кризисы и т.д.) часто кажется, что "чужих" проще, быстрее и эффективнее убить, чем налаживать совместное проживание. Важный момент: подобные воззрения характерны не для элиты, или какого-нибудь особенно зверствующего правителя, а в первую очередь для широких народных масс, живущих в соприкосновении с "чужими". А правители уже вынуждены подстраиваться под такие настроения, независимо от собственных предпочтений.

До конца я ещё не дочитал, но глава про индейцев настолько хороша, что фрагменты так и хочется законспектировать на память.

Джон Уинтроп назвал эпидемию оспы 1617 г. "божественным провидением ради умерщвления краснокожих и благоденствия пуритан на освободившихся землях". Уильям Бэдфорд писал: "Господу было угодно посетить земли индейцев и навести на них страшный мор, так что из каждой тысячи умирало 950 человек". Истинные христиане, писал он, могут лишь благодарить Господа "за эту великую милость"...
Повешенное на индейцев клеймо "дикарей и язычников", сравнение их с животными было заменено клеймом расовой неполноценности - сказался опыт порабощения невольников из Африки. Научная классификация рас как разных видов Homo sapiens или как тысячелетняя адаптация к климату, природным условиям, болезням создала теоретический базис расизма. Внешний вид, темперамент, моральные качества считались производными расовой принадлежности, и все расы делились на "дикарские" и "богоизбранные".
Там же, стр. 181-182

С 1848 пр 1860 г. аборигенное население Калифорнии сократилось со 150 тысяч до 31 тысячи, число белых возросло с 25 до 350 тысяч.
Там же, стр. 188

Губернатор Бернетт не искал мира, он начал истребительную войну. Вот, что заявил губернатор: "Война на истребление между двумя расами будет вестись до тех пор, пока индейцы не будут уничтожены". Его преемник губернатор Мак-Дугалл с этим было согласен: в войне "нам по необходимости придётся уничтожить много индейских племён". Заметим, что Гитлер никогда не делал публично столь чудовищных заявлений, как эти два калифорнийских губернатора. Даже фюрер понимал, что большинству немцев такое не понравится. Губернаторы точно знали, что калифорнийцам это понравится.
Там же, стр. 190

Вспомним пятерых самых знаменитых президентов до начала ХХ века. Вашингтон и Джефферсон забыли о Просвещении, как только индейцы поддержали британцев. Вашингтон потребовал от генералов "напасть на ирокезов и стереть с лица земли их становища", и "не слушать мольбы о пощаде, пока все их селения не сожгут дотла"... Просвещённый Джефферсон тоже заговорил по-другому, когда разразилась война с индейцами. Он неоднократно советовал или вырезать до последнего человека враждебные племена, или оттеснить их на запад от Миссисипи: "и нет для нас ничего более желанного, чем растоптать этих наглых дикарей и покончить с их преступлениями", "пришло время разделаться с ними", "варварскими злодействами они заслужили себе смерть", "если мы берёмся за топор в войне против любого племени, то мы не опустим этот топор, пока племя не будет полностью уничтожено или вытеснено за Миссисипи... В этой войне они убьют некоторых из нас - мы же уничтожим их всех до единого".
Там же, стр. 192-193

Джексон яростно клеймил индейцев как "вероломных и безжалостных варваров": "Кровь, пролитая нашими согражданами, должна быть отомщена. Головорезам не место на этой земле". И ещё он хвастался: "Я храню скальпы всех, кого я убил"... Он призывал солдат убивать женщин и детей. Щадить их было всё равно, что "преследовать волка в лесной чаще, не зная, где укрылись волчица и волчата"... Придя к власти, он разорвал договоры с индейцами и начал массовые депортации. Он утверждал, что его Закон о выселении индейцев от 1830 г. был актом милосердия, при этом 10 тысяч криков, 4 тысячи чероки и 4 тысячи чокто погибли на страшной Дороге слёз.
Там же, стр. 194

К концу XIX века, когда волны геноцида почти улеглись, пятый великий президент и демократ Теодор Рузвельт мог почивать на лаврах своих предшественников. Индейцы были практически истреблены. Но и он заявил, что истребление индейцев "в конечном итоге было столь же благотворным, сколь и необходимым" и что уничтожение краснокожих было благороднейшей из войн. "Я не буду заходить столь далеко, чтобы утверждать, что лишь мёртвые индейцы - хорошие индейцы, но мне кажется, что в девяти из десяти случаев это именно так. Да и с каждым десятым индейцем хотелось бы разобраться повнимательнее".
Там же, стр. 195

В 1866г. Шеридан так объяснил свою тактику военному министру:
"Если мы разрешим остаться хотя бы 50 индейцам между Арканзасом и округом Платт, нам придётся охранять каждый пост, каждый поезд, каждую железнодорожную бригаду... 50 враждебных индейцев прикуют к себе силы трёх тысяч солдат. Надо как можно быстрее убрать их оттуда, и невелика разница, будет ли это депортация или уничтожение"...
Шеридан ещё более откровенно выразил свои мысли на знаменитой встрече с команчами, когда те пришли сдаваться. Вождь представился Шеридану на ломаном английском: "Я - Тосави, хороший индеец". Шеридан ответил: "Все хорошие индейцы, которых я видел, были мёртвыми индейцами".
Там же, стр. 199-200

Когда говорят про "европейские ценности" - надо помнить, что ценности эти бывали очень разные. Индейцы, я думаю, их не очень оценили.

P.S. Кстати, для сравнения: в главе про колониальные чистки в прочих империях автор цитирует небезызвестного Ермолова: "Снисхождение в глазах азиата - знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусальман от измены". Почувствуйте, так сказать, разницу. Хотя и российские имперские власти, прямо скажем, не были чисты как ангелы - автор вспоминает трагедию черкесов, однако затруднительно найти высказывания российских высших сановников, декларирующих необходимость уничтожения "всех до единого" некоего этноса.
Tags: Европейская цивилизация на марше, Историческая литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments