laertan (laertan) wrote,
laertan
laertan

Categories:

Особый фронт

Дочитал книгу "Особый фронт" А. Окорокова, посвященную немецкой пропаганде, в годы Великой Отечественной. Крайне интересно и познавательно.

Немаловажным является вопрос: в каких условиях творили работники идеологического коллаборационистского фронта? За что, ради чего работали люди, являвшиеся проводниками "нового порядка"?
В редакции работало около 40 военнопленных, среди них профессора, художники, журналисты, учителя, а также бывшие офицеры. Настроение было плохим. Никто не верил больше в поворот немецкой политики, чему немало способствовало недостойное обращение немцев с членами редакции. Незадолго до прибытия Власова разыгрался особо возмутительный инцидент: немецкий ефрейтор Кноп приказал всем работникам редакции явиться на разгрузку пропагандистского материала. Художник Борис Завалов, выдающийся художник, опоздал на пять минут, заканчивая рисунок. Кноп набросился на него, избивая дубинкой и ударами ноги. Это показание ясно показало всем, насколько бесправны были русские, как обращались их 'союзники' с ними, добровольно работавшими в антибольшевистской газете.
А. Окороков, "Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй Мировой Войны", стр. 68, цит. по «Власов», Стеенберг С.

И ведь продолжили работать, не щадя живота своего - в поте лица разоблачали "иудо-большевизм", в перерывах между освободительными избиениями. Прелестный коллективный портрет пламенных "борцов с большевизмом" - получая пинка от своих западных хозяев, тем не менее, спешат встать в позу "чего изволите?"

А вот как отбирали пропагандистов:
Отбор состоял из нескольких категорий — от 0 до 5. Люди с интеллектуальным уровнем ниже 3 не представляли интереса. Отбирали в основном по оценкам от 3 до 4,5. Человека, получившего 5, талантливого и который способен был сделать многое, — тоже не брали. Это было опасно. Дельвиг характеризовал таких: «хитрый, умный и может быть агентом». С такими людьми не рисковали, в списках их переводили на 0.
А. Окороков, "Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй Мировой Войны", стр. 135, цит. по беседе с участником отборочной комиссии В.Д. Поремским

Ну и просто интересное наблюдение:
Пропаганда разложения – грязное дело, не имеющее ничего общего с верой или мировоззрением. В этом деле решающим является сам результат. Если нам удастся завоевать доверие противника тем, что мы обольем грязью своего фюрера и его сподвижников, свои методы и свое мировоззрение, и если нам удастся проникнуть, благодаря этому доверию, в раскрывшиеся для нас души солдат противника, заронить в них разлагающие их лозунги, – совершенно безразлично, будут ли это марксистские, еврейские или интеллигентские лозунги, лишь бы они были действенны! – то этим будет достигнуто больше, чем самой доходчивой проповедью о большевистской опасности и плутократической системе, которая не будет воспринята солдатом противника, так как против этого яда его руководство ввело в него уже достаточную долю противоядия.
А. Окороков, "Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй Мировой Войны", стр. 79, цит. по «Власовцы и нацистская пропаганда», Жуков Д.
Мне в этой цитате больше всего нравится то, что «проповедь о большевистской опасности» откровенно названа «ядом».
Tags: Историческая литература, Коллаборационисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments