March 6th, 2021

Позитивный подход

Возможно, вам приходилось сталкиваться в сети с творчеством граждан, которые любую нерадостную новость стремятся представить как очередную великую победу, свершившуюся в соответствии с мудрыми предначертаниями из ХПП. Ну там, знаете, западные страны не дозволили построить Южный поток - не очень и хотелось, эксперты уже посчитали, альтернативный проект будет дешевле; санкции против РФ ввели - так они стране только на пользу (хотя если к санкциям против России призывает г-н Навальный, то его нужно обязательно судить за госизмену), импортозамещение немедленно расцветёт. В общем, не взирая на масштабы проблемы, вам в два счёта объяснят, что благодаря ей стало даже лучше.

Надо сказать, что явление это, конечно, совсем не ново - здесь нашим охранителям действительно удалось возродить традиции столетней давности:

С весны 1916 г. цензора отмечали, что солдаты свыклись со своим положением, в их письмах появилось полное отчаяние достичь победы, мира, вернуться домой. С осени 1916 г. чувства безразличия к войне стали широко распространяться в письмах, главной темой которых были «домашние дела». Солдатам теперь было все равно: наступать или ждать дальше на позиции, пока всех не «потравят газами». Поставленная в тупик цензура выходила из положения тем, что объявляла все безразличные письма «бодрыми», поскольку в них была надежда остаться живым и заняться своим хозяйством. В отчетах так и писали: «Настроение хорошее, спокойное, очень безразличное». К февралю 1917 г. такие настроения охватили все фронты, жизнь на передовой казалась бесцельной, ждали любого конца, но в основном – мира.

С поздней осени цензура стала все больше констатировать широкое развитие угнетенных настроений, согласно которым «война страшно надоела, утомила, а конца войне не видно». В некоторых почтовых конторах (Казатинской) процент таких писем доходил до четверти общего числа. Но все негативные настроения отмечались в тыловых учреждениях: лазаретах, транспортах, обозах, в то время как на позиции такие настроения были редкими. Цензура продолжала настаивать, что только меньшинство армии находится под воздействием угнетенных настроений, одновременно сообщая, что «целые воинские части отказываются идти в наступление и согласны только “фронт держать”». Усталость солдат, желание мира подчеркивалось в отчетах многих почтовых контор. Особенно много писем с «пониженным настроением» было в октябре 1916 г. По данным, например, Одесского военного округа, они составляли до 50%.


Из представленной цитаты видно, что платные патриоты врут не только населению - они врут также и начальству, лишая последнее возможности своевременно отреагировать на проблему (способно ли начальство на это - другой вопрос). Тем самым они подрывают устойчивость системы, которую вроде как призваны защищать. Другой поучительный вывод, который можно сделать - радовать окружающих удивительными историями лоялисты не перестанут даже тогда, когда до полного краха останутся месяцы, недели и дни.

Коротко этот подход к подаче новостей можно охарактеризовать фразой "а в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо".