January 15th, 2021

История под оптическим стеклом

Порой история создаёт весьма причудливые сюжеты. В одной из заметок я уже как-то раз упоминал трудности, возникшие у Российской империи в годы Первой мировой войны из-за прекращения поставок оптического стекла для биноклей. Сегодняшний пост будет про одну из попыток России найти выход из этого кризиса, и речь пойдёт про авторские права, патриотизм буржуазии и священную корову частной собственности.

В 1915-м году секретом производства оптического стекла владели три фирмы в Англии, Франции и Германии. При этом английская промышленность удовлетворяла лишь 10% потребности собственной страны в стекле, а остальное закупала во Франции. По существу во время войны французский завод "Парра-Мантуа" оказался монополистом в сфере поставок сырого оптического стекла в союзных государствах. 10 декабря 1915 г. военный агент в Париже А.А. Игнатьев доносил: «мы, как и все союзники, находились в его [Парра] руках и принуждены были примиряться с его упорным нежеланием развить свою производительность до желательных размеров. Французское правительство само видело один исход — реквизицию, но не решалось на это, опасаясь, что обозленный Парра испортит завод и сожжет секретные рецепты».

Все переговоры российской делегации о получении заветной технологии с семейством Парра-Мантуа ни на йоту не сдвинули позицию почтенного буржуа, и тогда в дело вмешался лично французский президент Р. Паункаре, который просил учесть «критическое положение под Верденом» и помочь союзникам на Восточном фронте. Однако успешный атлант с расправленными плечами «пришел в ярость и, в ответ на призыв к патриотическим чувствам, заявил, что покончил с патриотизмом, что сын его, единственный его помощник в варке стекла, убит под Верденом и если его, старика, будут продолжать волновать такими разговорами, то он вообще будет не в состоянии варить оптическое стекло. “Так и передайте президенту” — отрезал он на прощанье и попросил гостей о выходе».

С одной стороны - налицо несомненная человеческая трагедия. С другой - потрясающий воображение эгоизм, лицемерие и жажда наживы: Парра-Мантуа ведь не стал публично выступать против войны или спонсировать антивоенное движение. Нет, он продолжил выполнять военные заказы - ведь они приносят прибыли - но отказывается поступиться коммерческой тайной, хотя это могло бы сберечь жизни солдат Антанты и приблизить победу. Но Парра-Мантуа нет дела до жизней десятков тысяч гибнущих крестьян и пролетариев, и правительство не решается его принуждать: ведь священное право частной собственности важнее общего дела. Напротив: общее дело должно служить частным собственникам, позволяя иметь космические прибыли. Рыночек, как мы понимаем, порешал, и монополисту не посоветуешь отнестись к реквизиции с пониманием.

Отличный пример того, как буржуазная якобы демократия являет миру своё подлинное лицо: оскал диктатуры буржуазии.

P.S. При написании заметки использованы материалы книги В. Поликарпова "Русская военно-промышленная политика 1914—1917".