August 20th, 2020

Поиски под фонарём

В последние дни слышен настоящий хор части "левых" граждан, которые с упорством, достойным лучшего применения, пытаются убедить себя и окружающих, что события в Белоруссии - это протест в интересах народа и чуть ли не предвестие "прямой демократии". Ярче всех, конечно, выступает Б.Ю. Кагарлицкий, который вообще порадовал читателей сообщением, что "В Минске ждали майдана, а случилось совсем другое - революция".

В связи с этим воспроизведу свою старую (но, увы, не утратившую актуальности) публикацию:
Доклад Клары Цеткин также явно отмежевался от прежних концепций, согласно которым "фашизм есть не что иное, как буржуазный террор в форме насилия", практиковавшийся, к примеру, во время "белого террора в хортистской Венгрии" в 1919-1920 гг. Напротив, новый фашизм в духе Муссолини выражает интересы не только "малочисленной касты", он мобилизует "широкие социальные слои, крупные массы, которые включают даже пролетариат"... Таким образом, фашизм оказывался движением с легитимными по сути целями, привлекавшим не только грубые натуры типа ландскнехтов и продажных люмпенов, "но и самые энергичные, способные к развитию элементы данных слоёв", "жгучей тоске" которых по социальной общности и национальному достоинству коммунисты должны сочувствовать. Как сказал Радек, фашизм есть в сущности не что иное, как "социализм мелкобуржуазных масс".
Г. Кёнен «Между страхом и восхищением. "Российский комплекс" в сознании немцев. 1900-1945», стр. 315

А вывод такой - надо очень осторожно подходить к оценке различных политических и общественных движений. Они могут на поверку оказаться совсем не тем, чем кажутся "левым", особенно если "левые" хотят увидеть в движении нечто близкое к "социализму".


Это было написано в 2012-м году. Увы: ни предшествующего опыта, ни последующей практики "цветных" переворотов многим не хватило, чтобы уяснить ряд тривиальных моментов:
- массовость движения не означает его прогрессивности, поскольку буржуазия уже давно овладела способами влияния на широкие слои трудящихся для достижения собственных целей;
- свою роль, помимо неразборчивости, играет и нетерпеливость отдельных левых. Жизнь почти прошла, а ничего, похожего на социальную революцию, даже на горизонте не видно. И если где-то началась хоть какая-то движуха - очень велик соблазн "разглядеть" в ней классовую составляющую, вне зависимости от её реального наличия;
- "не садись с дьяволом щи хлебать, всё равно у него ложка длиннее" - "впрягаться" за чужую политическую повестку для коммунистов абсолютно бесперспективно, в условиях отсутствия классового сознания это никогда не ведёт к успеху.