March 21st, 2020

О моральном факторе в Гражданской войне

Части Волжской группы, числящейся в резерве, не только не отдохнули, но еще более утомлены и измучены беспрерывными переходами. Изо дня в день главой заботой солдат является: есть ли хлеб и квартиры в той деревне, куда они идут, а по приходе в нее оказывается, что все квартиры переполнены и хлеба нет. Дома бывают настолько переполнены, что иногда в них нельзя войти, так как внутри их сплошной стеной стоят люди. Вместо хлеба людям выдаётся мука, да и то недостаточно аккуратно, из которой они пекут преимущественно какие-нибудь лепешки. С каждым днем нашего отступления усиливается усталость и падает дисциплина и вера в успех дела, увеличивается мародерство, растёт количество проступков, а подчас и преступлений; люди открыто начинают выражать недовольство «высшим начальством». Даже добровольцы и офицеры смущены общей картиной отступления и колеблются; особенно сильное впечатление произвела на всех картина выброшенных из вагонов близ разъезда Ивановка 200 трупов солдат, «замерзших в санитарных вагонах». На создавшейся благоприятной для большевиков почве растет и развивается агитация, а противопоставить ей нечего, так как Осведарм со времени отступления не присылает и того малого количества литературы, что было ранее, а неосведомленность еще более нервирует как солдат, так и офицеров.
"Фронт и тыл колчаковской армии в документах разведки и контрразведки (июнь 1919 — март 1920 г.)", стр. 133, документ № 13: "Информационная сводка контрразведывательного отделения штаба 3-й армии о настроении войск за период с 21 ноября по 5 декабря 1919 г."

На заметку интеллектуалам, списывающим поражение белых на "агитацию" красных, на "моральный" фактор как на причину, а не следствие. Любая пропаганда работает только когда в должной мере унавожена почва, которая в свою очередь предуготовляется действиями самой власти. Даже, блин, колчаковские офицеры, составлявшие сводки, это понимали. И никто кроме самого г-на Колчака не виноват в том, как он рулил армией, как организовал кризис снабжения, как не сумел подчинить атаманскую вольницу, как довёл войска до военной катастрофы. Едва ли найдётся солдат, способный избежать морального надлома после череды непрерывных отступлений и поражений, не имея возможности нормально питаться, постоянно наблюдая высокопоставленных крыс, обжирающихся в тылу (когда солдаты на фронте воюют зачастую без шинелей и нормального подвоза). Ну а созерцание двухсот замерзших трупов собственных сослуживцев, просто-напросто выброшенных - это вообще за гранью, от такого охренел бы кто угодно.