May 15th, 2019

Неблагодарный народ

Затем мы снова коснулись темы войны, и я высказал мысль, что, в отличие от него, отнюдь не уверен в том, что простой народ так уж благодарен фюреру за войну и разруху.
— Естественно, народ войны не хочет, — пожал плечами Геринг. — С какой стати какому-нибудь бедняку-крестьянину ставить на карту свою жизнь, если самое большее, на что он может рассчитывать после войны, так это на возвращение домой целым и невредимым. Простой народ к войне не стремится ни в России, ни в Англии, ни в Америке, и Германия — не исключение. Это ясно. Но в конечном итоге политику страны определяет вождь, и не составляет труда уговорить народ согласиться пойти на войну, причем государственный строй особой роли не играет — то ли это фашистская диктатура, то ли коммунистическая, то ли парламентская демократия.
— Правда, с одним отличием, — возразил я. — В условиях демократии народ наделен правом сказать свое слово через своих избранников, а в США — правом объявления войны наделен лишь Конгресс.
— Все это, конечно, прекрасно, но народ, вне зависимости от того, наделен он избирательным правом или же нет, всегда можно заставить повиноваться фюреру. Это нетрудно. Требуется лишь одно — заявить народу, что на его страну напали, обвинить всех пацифистов в отсутствии чувства патриотизма и утверждать, что они подвергают страну опасности. Такой метод срабатывает в любой стране.
"Нюрнбергский дневник", Г. Гилберт, запись 18 апреля 1946 г.

В первой реплике Геринга содержится изрядная доля лукавства: на самом деле немецкий народ участвовал в агрессивных войнах (выдаваемых за защиту фатерлянда от "еврейско-большевистской заразы" или "западных плутократов") не только в надежде "вернуться невредимым". Он, вдохновляемый речами д-ра Геббельса, шёл биться "за зерно и хлеб, за накрытый и изобильный стол к завтраку, обеду и ужину... ради сырья, резины, железа и руды".

Да и придавать чрезмерное значение фигуре фюрера не стоит - когда у капитала появляется насущная экономическая потребность в диктатуре, "фюреров" лепят из любого подручного материала.

Но вот вторая половина последнего абзаца (применительно к буржуазным государствам) заслуживает самого пристального внимания. Как говорится, врёшь, врёшь, ненароком и правду соврёшь.