August 2nd, 2018

Система, ещё не научившаяся прощать, и потому способная побеждать

О массовых чистках в региональных партийных организациях известно давно. На Урале они начались в 1936 г. с обвинений в адрес партийного руководства Свердловска. И.Д. Кабаков, избранный в члены Политбюро ЦК на XVII съезде партии в 1934 г., был исключён на пленарном заседании ЦК в июне 1937 г. Кабакову предъявили обвинения в упущениях в области промышленности и сельского хозяйства, охарактеризованных как "вредительство правотроцкистского центра". После пыток на допросах и признания вины 3 октября 1937 г. его приговорили к расстрелу. Помимо Кабакова были осуждены второй секретарь обкома К.Ф. Пшеницын, зав. промышленным отделом обкома Г.Г. Ян, председатель Уралплана Г.И. Крумин и его заместитель Я.А. Истомин, а также партийные секретари Перми, Нижнего Тагила, Магнитогорска и Челябинска. Все они обвинялись в "широком вредительстве и диверсионной работе во всех областях народного хозяйства, с целью подорвать обороноспособность Советского Союза".
Британский историк Джеймс Харрис объясняет свержение Кабакова в Свердловске тем, что центр, Сталин и НКВД только с помощью террора могли ликвидировать выстроенную Кабаковым империю власти и фаворитизм. Кабакову подчинялись в том числе органы безопасности. Поэтому, согласно версии Харриса, Москвой и высшими инстанциями были предприняты крайние меры для возвращения региона под контроль Политбюро.
Л. Самуэльсон, "Танкоград: секреты русского тыла 1917-1953", стр. 138

В августе 1936 г. заместителем наркома тяжёлой промышленности был назначен А.Д. Брускин, сменивший арестованного якобы за саботаж Пятакова. Эти на первый взгляд нелепые обвинения в сознательном саботаже и вредительстве часто имели под собой некое подобие почвы. В шахтах бывали аварии, в результате халатности или чересчур интенсивного использования выходило из строя оборудование. Многие из несчастных случаев на производстве и аварий на транспорте нередко происходили по вине конкретных людей. Разумеется, ответственные лица знали, что всё вышеперечисленное не являлось систематической контрреволюционной деятельностью с целью "подорвать социалистическую систему" или, тем более, "возродить капитализм". Однако начиная с 1936 г. каждый арест руководящего работника сопровождался в печати перечнем аварий и прочих эксцессов, в которых обвинялся данный руководитель. Преемников затем призывали к "борьбе с последствиями вредительства"; на практике это означало, что надо работать лучше, следовать техническим инструкциям, следить за качеством продукции и не нарушать плановых сроков.
Л. Самуэльсон, "Танкоград: секреты русского тыла 1917-1953", стр. 142-143

23 мая 1937 г. на имя Сталина и Молотова был направлен отчёт о контрольном испытании боевого танка Т-28. Несколько испытанных танков показали себя недостаточно прочными: всего лишь после 20 км были зафиксированы поломки, танки не выдерживали долгой дистанции по труднопроходимой местности. Выяснилось, что ранее испытания проводились неподобающим образом - на асфальтированных дорогах! В отчёте указаны имена руководителей высшего звена, виновных, как последняя инстанция, в преступных махинациях и халатности, а именно директора Кировского завода Отса и главного инженера Тер-Асатурова. Комиссия охарактеризовала случившееся как "примеры далеко идущего вредительства в отношении контроля качества производства и конечной продукции". В её выводах перечислялись факты "планомерной криминальной деятельности" отдельных лиц, а также непростительной близорукости и преступной невнимательности, в отдельных случаях - халатности, ведущих к систематическому ухудшению состояния предприятия.
Отчёт о результатах деятельности данной комиссии послужил основанием для чисток на Кировском заводе. Насколько можно судить по документам, на предприятии действительно имелись случаи упущений, преступных махинаций и коррупции среди представителей вооружённых сил, пропустивших через военпроверку танки и танковые детали, которые следовало забраковать. В конечном итоге было арестовано около десяти сотрудников завода, впоследствии получивших длительные лагерные сроки.
Л. Самуэльсон, "Танкоград: секреты русского тыла 1917-1953", стр. 147

Болд в цитатах мой.
Страшно подумать, как развивались бы события, если бы "невинные жертвы репрессий" не пострадали от ужасной тирании, и продолжили свою прогрессивную деятельность и во время Великой Отечественной.