July 23rd, 2017

Сколько суверенитета нужно простой уважающей себя стране?

В результате совместных усилий кадетов и контактировавших с ними антантофилов из элиты (А.В. Кривошеин, С.Д. Сазонов и др.) летом 1915 г. ушли в отставку министры, составлявшие опору Николая II (В.А. Сухомлинов, Н.А. Маклаков, И.Г. Щегловитов, В.К. Саблер). Осенью 1916 г. при молчаливом сочувствии антантофильской части элиты кадеты заклеймили как сторонника сепаратного мира с Германией премьер-министра Штюрмера. В результате в кабинете возник перевес антантофилов, один из которых, А.Ф. Трепов, возглавил правительство...

Воюющие страны осуществляли сношения через дипломатов или разведчиков. Однако негласное общение Германии и России по дипломатической линии было исключено, пока российский МИД возглавлял С.Д. Сазонов, который обо всех немецких инициативах сообщал сначала дипломатам Антанты, а потом уже Николаю II. Информация из Берлина могла попасть к царю втайне от англичан и французов только через военное министерство, поскольку его глава Сухомлинов был лично предан Николаю II. Для западных спецслужб наверняка представлялось важным исключить подобную возможность. Тем более что верность Антанте не являлась для Сухомлинова важной моральной ценностью. Он не пылал любовью к Великобритании и затруднял деятельность в России английских военных представителей: Нокса, Блэра, Нейлсона, Торнхилла. Для англичан пребывание такого человека на посту российского военного министра, конечно, представлялось нежелательным. Но уволить его в отставку мог только Николай II. Чтобы подвигнуть императора на такой шаг требовалось очень сильно опорочить военного министра в общественном мнении.
Ф.А. Селезнев, "Революция 1917 года и борьба элит вокруг вопроса о сепаратном мире с Германией (1914–1918 гг.)"

Это, я считаю, просто прекрасно, целиком и полностью. Прекрасен руководитель МИДа, являющийся по сути иностранным агентом. Прекрасно назначение министров - которое, конечно, внутреннее дело нашей страны, но если вдруг российский министр не очень нравится зарубежным партнёрам по политическому процессу - его приходится снять под давлением партий, являющихся блюстителями иностранных интересов.
В дополнение к этому можно вспомнить, что по соглашению о кредитах между Британской Империей и РИ часть золотого запаса последней должна была быть перевезена в Лондон. А в 1915 году РИ вдобавок лишилась права выбирать подрядчиков для выполнения военных заказов зарубежом - уполномоченным вынужденно был назначен Генри Китченер.
Словом, на фоне такого тотального унижения даже сегодняшняя ситуация с суверенитетом выглядит не так уж плохо (что, конечно, само по себе удивительно).

В книге, кстати, автор выстраивает любопытную концепцию событий 1917-1918 года, в рамках которой большевики крайне ловко обыграли вопрос сепаратного мира, до упора (май 1918) делая вид перед Антантой, сначала - что мы готовимся вести революционную войну, потом - что Брестский мир с Германией заключён временно, и это просто передышка, а так-то мы вот-вот вернёмся в строй воюющих держав, просто нужно чуть-чуть подождать (и тут главное - не засмеяться (с)) За счёт этого финта ушами удалось добиться невмешательства "союзников" в смену главкома и разгон Учредительного Собрания. Словом, под таким углом зрения В.И. Ленин обыграл матёрых дипломатов Антанты, как малых детей.
При этом главными действующими лицами в монографии вообще-то являются кадеты, те самые последовательные агенты влияния Антанты внутри России, которые как раз в силу своей позиции (которую сложно охарактеризовать иначе, чем предательство национальных интересов) по итогам оказались не у дел.