June 8th, 2017

Ещё раз об угнетённых прибалтах

В продолжение этого и этого.

Латышские полицейские... во время карательных операций получали возможность грабить деревни и сжигать их ещё до прихода немецких хозяйственных команд; об этом с возмущением писал Дрехслер. По его словам, в результате латышские полицейские возвращались домой "с богатой добычей".
Выгодным для латвийских полицейских и зажиточных латышских крестьян оказался и угон мирного населения. Уже в начале марта, чуть более чем через три недели после начала операции "Зимнее волшебство", в латвийских газетах появилась информация о раздаче "подсобных рабочих" из числа угнанных из района операции детей. Латышские крестьяне покупали малолетних батраков за 9-15 марок в месяц. Полгода спустя детский регистрационный пункт в Риге сообщал: "Малолетние дети русских беженцев... без отдыха, с раннего утра до поздней ночи в лохмотьях, без обуви, при очень скудном питании, часто по нескольку дней без еды, больные, без врачебной помощи, работают у хозяев на несоответствующих возрасту работах. Своей безжалостностью их хозяева ушли так далеко, что бьют несчастных, которые от голода теряют трудоспособность... их обирают, отбирая последние остатки вещей... когда они по болезни не могут работать, им совершенно не дают еды, они спят в кухнях на грязных полах".
А. Дюков, "Ликвидация «враждебного элемента»", стр. 465-466

Крепкие хозяева, как известно, отличались от пьяной и нищей голытьбы именно тем, что зарабатывали своим трудом. Но если вдруг случайно представилась возможность задёшево купить русского раба - какой эффективный собственник упустит такую возможность? Ну и что, что рабами были дети? Это же рынок, не думайте о тех, кто в него не вписался.