November 23rd, 2010

Бессарабский вопрос

С историей Бессарабского вопроса я до недавнего времени был знаком поверхностно. То есть был в курсе основной канвы событий: в 1918-м году, пользуясь распадом Российской Империи, Румыния (экс-"союзничек" по Первой Мировой) оккупировала эту территорию, и из-за Гражданской Войны мы не смогли полноценно ответить, в результате чего для восстановления исторической справедливости пришлось ждать долгих 22 года, после чего СССР вернул себе утраченное (с процентами в виде Буковины).

В ходе ознакомления с книгой Мельтюхова (которая заслуживает самой высокой оценки) выяснил дополнительные детали:
1. В марте 1918 года (уже после оккупации Бесарабии) было заключено соглашение между Румынией и Советской Россией, по которому румыны обязались в течении двух месяцев вывести оккупационные войска с занятой территории. Это соглашение было нарушено Румынией, основанием к чему послужила дешевая провокация: самозваный орган самоуправления Бессарабии - Сфатул Цэрий принял решение о присоединении к Румынии в отсутствии кворума и под лёгким нажимом (если можно назвать «лёгким нажимом» присутствие на заседании румынских офицеров и оцепление здания, в котором проходило заседание, войсками).
2. Бессарабия была единственной территорией, потерю которой Советской правительство не признавало ни единой минуты (в разное время Советы временно соглашались с суверенитетом многих земель, но - не с этой).
3. СССР на протяжении всех межвоенных лет не имел дипломатических отношений с Румынией - единственным государством среди своих западных соседей. Причиной этого был неразрешенный территориальный спор: в любое, даже самое незначительное соглашение, даже в торговые договоры румынская сторона пыталась включить формулировку, которую можно было интерпретировать как признание СССР законности аннексии Бессарабии Румынией. Понятно, что такой подход не встречал понимания у советских представителей.
4. СССР неоднократно выступал с предложением произвести в Бессарабии плебисцит с целью определить принадлежность области, однако румыны неизменно отказывали - и, в общем, правильно делали, поскольку результат такого плебисцита был бы «немного предсказуем». Кстати, в своё время Румынии рекомендовали провести плебисцит и западные державы, однако румынский премьер-министр неплохо протроллил их, заявив:
Я согласился бы на плебисцит в Бессарабии при условии, что крупные державы также проведут плебисциты на своих территориях.

После этого вопрос о плебисците отпал.
5. Франция, Великобритания и Италия подписали Бессарабский протокол, зафиксировавший признание законности присоединения Бессарабии к Румынии, однако Япония отказалась от подписания, в результате протокол не имел силы.
6. Причина относительной благосклонности западных держав к румынским оккупантам – прежде всего в той роли, которую румыны сыграли в подавлении коммунистического восстания в Венгрии. Для подавления этого восстания у Антанты просто не было войск – да к тому же собственные войска уже давно демонстрировали низкую дисциплину:
Появления в городе советских солдат привело к восстанию местного населения. Восставшие захватили центр города, вокзал, депо и другие предприятия. Французское командование приказало подавить восстание, но многие французские солдаты отказались выполнять приказ и стали брататься с восставшими.

А румыны подсуетились и предоставили в распоряжение Антанты свою 200 тысячную армию.
7. Германия, в 1940-м году рекомендовавшая Румынии уступить советским требованиям, само собой, держала кукиш в кармане:
По сведениям резидента в Румынии, румынский король согласился на ультиматум Советского Союза якобы только после того, как им были получены заверения от германского и итальянского послов о том, что возвращение СССР Бесарабии и северной части Буковины является временным решением, т.к. Германия и Италия, занятые на Западе, не могут оказать вооруженной помощи Румынии.

8. Даже румынские источники отмечают, что советские войска в 1940-м году местное население встречало с восторгом:
Население города Хотина встретило советские войска - 28 июня 1940 г. - в грандиозных и полных подъема формах... демонстрировало симпатии к оккупантам и враждебность к нашим войскам.

Правдой является то, что абсолютное большинство населения было охвачено настоящим радостным возбуждением, да ещё так было охвачено, что встреча с цветами в руках, со знаменами, оркестрами и угощением не является беглой выдуманной информацией, а представляет собой грандиозную и стихийную манифестацию радости по поводу прихода освободителей, которых они желали и которых ожидали в течение многих лет. В этом отношении мы не должны делать себе никакой иллюзии и никакого упрёка, ибо так именно случилось и не могло быть иначе.