November 14th, 2010

(no subject)

При чтении литературы я имею скверную привычку подчеркивать карандашом наиболее интересные и значимые моменты. Впоследствии именно подчёркнутое я стараюсь запостить в блог (если не одолевает лень). Но иногда попадаются книги, после прочтения которой оказывается, что подчеркнута едва ли не треть текста. И как выкручиваться в таком случае? Непонятно.

В общем, дочитал я "Настроения и политические эмоции в Советской России 1917-1932 гг." за авторством А. Лившина. Книга очень и очень хороша. Автор построил исследование в основном на письмах во власть, что позволяет оценить не только сами настроения народа (конечно, с поправкой на то, что источник несколько специфичен), но и видение советской властью настроений народа (что едва ли не более важно). Автор обильно цитирует сами письма, излагая также и общие тенденции, содержащиеся в них.

Вот настроения в преддверии Октябрьской Революции:
Накануне октября 1917 г. миллионы российских граждан полагали, что завоеванная в феврале свобода была у них украдена теми же самыми ненавистными привилегированными властными и имущими элитами, а угнетение и тирания возвращаются...
Известно, что свобода становится почти навязчивым мотивом устной и письменной культуры либо в условиях остро ощущаемого гнета несвобода (отсутствие «воли»), либо когда её очень ценят и боятся потерять... В случае революционной России мы имеем дело, несомненно, с первым вариантов. В 1917 г. русский человек остро ощущал несвободу старого общества и психологически был готов с ней покончить, причём любой ценой, не останавливаясь ни перед чем.

Collapse )